Великое сражение при Хомсе и полный разгром монголов

9 Июнь 2022
625

После победы над монголами при ‘Айн аль-Джалуте звезда Мамлюкского государства ярко засияла на небосводе. А над мусульманским миром она засверкала по-особенному, ведь эта победа обеспечила как минимум остановку монгольского нашествия.

Один за другим в мамлюкском государстве выявились великие полководцы и герои – Кутуз, а после него и Бейбарс. Однако звезда этого государства продолжала оставаться в зените, пока не возникли разногласия между мамлюкскими амирами.

После смерти Бейбарса правителем Мамлюкского государства стал его сын Са‘ид, но он был неспособен управлять страной. Поэтому мамлюкские амиры свергли его и поставили правителем его младшего брата Саламыша, которому едва исполнилось 7 лет.

Из-за юного возраста Саламыша его регентом был назначен Калавун Ас-Салихи, который, вскоре свергнув Саламыша, объявил себя султаном и взял себе титул Малик Аль-Мансур (победоносный правитель).

Такой ход событий не понравился мамлюкскому амиру Сункуру Аль-Ашкару. Он, будучи одним из приближённых людей султана Бейбарса, занимал должность наместника Шама. Сункур не признал власть Калавуна и объявил себя султаном Шама, взяв себе титул Аль-Малик Аль-Камил (совершенный правитель).

Вследствие этого раскола произошло множество бедствий, и самое худшее – началась продолжительная война между мусульманами. Погрузившись в междоусобные конфликты, мусульманские правители забыли о своём основном враге – монголах, которые расположились недалеко от них, на другом берегу реки Евфрат.

В начале 1280 года (679 года по хиджре) противостояние между мусульманскими правителями достигло наивысшей точки. В это время Калавун Ас-Салихи правил Египтом и некоторыми территориями в Шаме, Сункур Аль-Ашкар правил Дамаском и некоторыми территориями вокруг него, Мас‘уд ибн Аз-Захир – Караком, Насир ад-Дин Мухаммад ибн Такийюддин – Хамой, Юсуф ибн ‘Умар – Йеменом, Наджмуддин ибн Абу Нама Аль-Хасани – Меккой и ‘Иззуддин Джамаз Аль-Хусайни – Мединой.

Что касается монголов, то Ирак, Джазира, Хорасан, Азербейджан, Мосул, Эрбил, Диярбакир находились под властью верховного хана монголов Абакии ибн Хулагу и его младшего брата – предводителя монгольской армии Менгу-Тимура ибн Хулагу.

Результатом раскола и противостояния между мусульманскими правителями стала подготовка монголов к завоеванию Шама, Египта и к мести за тот разгром, который они потерпели в битве при ‘Айн аль-Джалуте.

Монгольский хан Абака ибн Хулагу не желал вступать в эту войну, но Менгу-Тимур, который ненавидел мусульман, настаивал на походе и вынудил хана согласиться на эту авантюру. Это и неудивительно, ведь Менгу-Тимур был сыном кровавого Хулагу-хана, который уничтожил множество мусульманских городов, в том числе столицу Аббасидского халифата Багдад.

Многочисленная монгольская армия вскоре начала наступление на Шам, и только после этого мусульманские правители пришли в себя и осознали, в какое критическое положение они попадут, если продолжат междоусобные войны.

Учитывая всё это, Калавун Ас-Салихи отправил Сункуру Аль-Ашкару послание: «Поистине, монголы надвинулись на мусульман, и будет лучше, если мы объединимся против них, чтобы защитить мусульман от гибели».

Сункур согласился с доводами Калавуна и с искренним сердцем верующего, к которому вернулось просветлённое сознание, ответил ему: «Слушаюсь и повинуюсь. Мы будем, как одна рука против врагов мусульман». Точно так же и все мусульмане – как будто восстановили своё сознание – начали готовиться к встрече с врагом.

Монголы же, узнав, что мусульмане готовы встретить их, отказались от наступления и решили вернуться в Ирак. Но это отступление было тактическим ходом, после которого они планировали вернуться, как только представится возможность.

И в самом деле, когда через несколько месяцев монголы почувствовали, что в Шаме всё успокоилось, они подготовили огромное стотысячное войско под предводительством Менгу-Тимура. Это войско, переправившись через Евфрат, направились в сторону Шама.

Вести о новом наступлении монголов быстро дошли до Аль-Мансура Калавуна, и он написал письма ко всем мусульманским правителям с призывами выйти против общего врага.

Имамы в мечетях читали проповеди с призывами к мусульманам и во время намаза возносили дуа с мольбами о победе. А в это время монгольская армия медленно, шаг за шагом, продвигались по Шаму и достигла города Хама. Монголы по своему обычаю осадили город, уничтожили его и расправились с жителями.

Султан Калавун Аль-Мансур выдвинулся им навстречу, собрав пятидесятитысячную армию, и расположился лагерем в городе Хомсе. 14 числа месяца Раджаб 680 года по хиджре (1281 г.) на рассвете он встретился с многочисленными монгольскими войсками.

Монголы надвинулись на мусульман, пользуясь своей многочисленностью. Поэтому мусульмане вначале содрогнулись от первого удара и инициатива в битве перешла к монголам. Это дало возможность войскам Менгу-Тимура смять левый фланг мусульманской армии, что вынудило некоторых мусульман бежать с поля битвы.

Увидев всё это, султан Калавун сам вышел вперёд и начал поднимать дух своих воинов. На одном участке фронта ему вместе с небольшим отрядом удалось остановить противника и оказать врагу стойкое сопротивление. Они воевали с преобладающими силами врага и остановили их успешное наступление. Этот поступок предводителя вдохновил остальных воинов, поднял их дух, и они героически кинулись на врага.

Ситуация на поле битвы кардинально поменялась, когда на помощь мусульманам прибыл арабский амир ‘Иса ибн Махна с отрядом всадников и ударил по монголам с фланга. После этого удара в монгольских рядах начался беспорядок, и инициатива в сражении перешла к мусульманам. Среди вражеских войск началась паника – несмотря на значительное численное превосходство, монгольская армия была обращена в бегство и понесла тяжёлые потери. За этим последовал полный разгром армии Менгу-Тимура.

Монголы бежали от мусульман вплоть до берегов Евфрата, и большинство из тех, кто мог добраться до реки, утонули в ней. Вдобавок к этому на них напали жители города Аль-Бира и перебили выживших, а отряды мусульманской армии преследовали их, пока они не покинули мусульманские земли.

Предводитель монголов Менгу-Тимур был тяжело ранен в сражении. А что касается его старшего брата, верховного хана монголов, то он вскоре умер от горя этого поражения.

Этот катастрофический разгром стал для монголов оглушительным поражением, который вернул им воспоминания о сражении ‘Айн аль-Джалуте. А для мусульман эта блестящая победа стала вдохновением для дальнейшего освобождения своих земель от монгольских захватчиков.

Мухаммад Султанов

Самые интересные статьи «ИсламДага» читайте на нашем канале в Telegram.