Битва при Хаттине – полный разгром крестоносцев войсками Салахуддина

29 Ноябрь 2023
4357

После успешного похода против Византии правитель Египта и Шама великий Салахуддин Аль-Аюби перешёл в наступление на Керк и Шевбек, после чего нанёс поражение армии крестоносцев возле Саффурии. Затем он взял под контроль Табарию и подошёл к местечку Хаттин, расположенному возле Тивериадского озера.

Туда же подошла армия крестоносцев. В ходе сражения многие крестоносцы были убиты и захвачены в плен. Среди пленных находился сам король и многие другие лидеры крестоносцев.

Салахуддин хотел встретиться с врагом в решающей битве и покончить с ними. Своими манёврами он провоцировал их оставить свои позиции возле Саффурии и двинуться к нему навстречу, и Салахуддину удалось осуществить это.

Несмотря на предостережения многих ближайших сподвижников, включая Рено де Шатильона и графа Раймунда III Триполийского, король Ги де Лузиньян приказал своим войскам выдвинуться.

Пятидесятитысячная армия крестоносцев рано утром 2 июля (23 числа месяца Раби аль-Авваль) направилась на Восток в сторону Табарии. Впереди шёл граф Триполи Раймунд III, потому что армия проходила по его владениям.

Истощённая длительным переходом через пустыню армия крестоносцев не сумела до заката дойти до Тивериадского озера. Крестоносцы расположились лагерем у подножия горы Рога Хаттина. Ещё до начала сражения у них возникло несколько серьёзных проблем, которые повлияли на боеспособность армии:

- падение морального духа солдат после возникших между их предводителями разногласий;

- неимоверная жара;

- нехватка воды;

- трудности пути продолжительностью шестнадцать миль;

- молниеносные атаки партизанских отрядов по пути следования.

Ночью весь лагерь крестоносцев был незаметно окружён конницей Салахуддина, и к утру 3 июля (24 числа месяца Раби аль-Авваль по хиджре) 1187 года мусульмане по приказу Салахуддина подожгли кучу кустов, сухой травы и колючек. Крестоносцы оказались беспомощными перед накрывшим их градом стрел, прилетавших сквозь стены дыма.

Осознав, что они полностью окружены и находятся далеко от источников воды, крестоносцы начали спешно отступать к крепости Хаттин. Но здесь в бой вступили мусульмане и взяли инициативу в свои руки.

В начале сражения отряды крестоносцев под командованием Раймунда III атаковали мусульман, чтобы не дать им занять дорогу, которая вела к крепости Хаттин, а также к колодцам и источникам воды.

Они оторвались от основных сил крестоносцев и направились в сторону крепости, и когда первые солдаты Раймунда III дошли до той дороги, выяснилось, что она уже перекрыта мусульманами. Они попытались прорвать окружение, но лучники Салахуддина остановили их. Тетива на луках зазвенела, и ливень стрел захлестнул рубеж. Многие воины погибли в этом бою, а остальные попали в плен.

В то время, когда Раймунд III пытался вырваться из окружения, основные силы крестоносцев под предводительством короля только готовились вступить в битву. В начале сражения всадники крестоносцев ударили по мусульманам и вынудили их отступить. Однако им не удалось воспользоваться этим успехом, потому что уставшая пехота крестоносцев не успевала за кавалерией, и она отступила к одному из холмов (рогов) Хаттина.

Отступление пехоты навело страх на наблюдавшего за ходом сражения короля Ги де Лузиньяна. Он безуспешно пытался вселить в пехоту уверенность и вернуть её на позиции, но ему это не удалось. Отступление пехоты обнажило центр армии, которая подверглась ударам мусульман.

В это время Раймунд III, увидев, как ухудшилось положение крестоносцев, понял, что победа непременно будет за Салахуддином. Он начал искать пути отхода, чтобы спастись.

Раймунд III попытался отступить, но потерпел неудачу, и в рядах крестоносцев поднялись крики: «Кто из вас может спастись, пусть бежит, потому что преимущество не на нашей стороне», но бежать уже было невозможно.

Тогда Раймунд III ещё раз попытался прорвать окружение и выйти с поля боя, нанеся удары по другому крылу мусульманской армии, которое возглавлял Такиюддин ‘Умар. Ему удалось выйти из окружения через лазейку, которую Такиюддин открыл специально для него. После того как он вышел, лазейку закрыли, а Раймунд III бежал и направился в Тир, а оттуда в Триполи.

Тамплиеры и госпитальеры ещё продолжали биться, когда остальные уже потеряли надежду на победу. Тогда Салахуддин приказал своему племяннику Такийюддину ‘Умару вступить в бой и атаковать своей конницей крестоносцев, ряды которых были уже явно ослаблены, а боевой порядок – нарушен.

Ветер нёс пламя и дым к крестоносцам. Жажда смешивалась у них в горле с горечью горящего тимьяна и усиливала их страдания. Жажда, жара, огонь, дым и мечи противников вынудили оставшихся крестоносцев бежать с поля боя и отступить к одному из холмов Хиттина. Оттуда они увидели, как под натиском Такийюддина ‘Умара пал святой для них крест. Это стало самой большой потерей, которую они понесли в этой битве.

После этого уцелевшие рыцари собрались вокруг шатра короля, чтобы перегруппироваться и начать контрнаступление, но Салахуддин опередил их. Мусульмане забрались на холм, где был установлен шатёр, и взяли в плен всё окружение короля, включая его брата, а также правителя Карака Рено де Шатильона. На этом участке фронта было убито большое количество тамплиеров и госпитальеров.

Всех пленников привели к шатру Салахуддина. Он с почестями принял короля и князей. Измученного жаждой короля он усадил рядом с собой и угостил ледяным напитком. Король выпил его, а то, что осталось, передал находившемуся рядом с ним Рено де Шатильону.

Согласно традиции арабского гостеприимства, если пленнику давали еду или питье, это означало, что ему сохранят жизнь. Поэтому Салахуддин воскликнул: «Этот проклятый человек пил без моего разрешения, и он не получает от меня гарантию безопасности».

Потом Салахуддин повернулся к Рено де Шатильону – он не простил ему многочисленные преступления, ограбления караванов паломников и оскорбления религиозных святынь. Перечислив все преступления, описав всё коварство и предательство Рено де Шатильона, Салахуддин встал и ударом меча обезглавил его.

Увидев это, король Ги де Лузиньян задрожал от страха и подумал, что его ждёт та же участь, но Салахуддин успокоил его и заверил, что рядом с ним он в безопасности: «Поистине, правитель не убивает правителя, а что касается этого (де Шатильона), то он перешёл все границы и получил заслуженное наказание».

Далее Салахуддин приказал, чтобы никто не причинил вреда попавшим в плен князям и командирам. Но это не означало, что он помиловал пленников из числа рыцарей тамплиеров и госпитальеров, которых он приказал казнить, а что касается остальных пленных, то их увели в Дамаск.

После этого разгрома крестоносцы больше не могли оказывать сопротивление армии Салахуддина, и мусульмане заняли Хайфу, Саффурию, Яффу, Рамлу, Газзу. После чего был освобождён Иерусалим.

Спустя некоторое время Салахуддин освободил от крестоносцев Акру, Аскалян, Бейрут, Сайду и Джубайл. Из бывшего Иерусалимского королевства под контролем крестоносцев остался только город Сур, а из княжества Триполи — только сам город и крепость Хисн аль­Аркад. Княжество крестоносцев сохранилось также на небольшой территории в Антиохии.

Мухаммад Султанов

Самые интересные статьи «ИсламДага» читайте на нашем канале в Telegram.

Все об Исламе
Все об Исламе