Краткое сказание об ‘Умаре ибн Хаттабе

17 Май 2011
3288

Предводитель правоверных.

Краткое сказание об ‘Умаре ибн ХаттабеПосле похорон Абу Бакра Сиддика правление халифатом возложили на ‘Умара. Он поднялся на минбар и сел рядом с тем местом, куда садился Абу Бакр. Затем он встал, вознес хвалу Всевышнему, произнес салават Пророку (‘алайхи-ссаляту ва-ссалям) и сказал: «О люди! Я прочитаю мольбу, а вы произнесите «Амин»!»

‘Умар молился Аллаху так проникновенно, что услышав его, заплакал бы ребенок в утробе матери: «О Аллах, сделай меня мягким по отношению к людям, покорным Тебе, как они того заслуживают. Дай мне в удел твердость против врагов Твоих, не допуская притеснений с моей стороны при наведении порядка даже по отношению к неверным. И поскольку мне присущи частое отвлечение и забвение Тебя, сделай меня не забывающим Тебя. Сделай моим уделом поминание Тебя во всех состояниях».

Перечислив все свои недостатки, он молил помочь ему придерживаться истинного пути.

Обращаясь к ‘Умару, люди стали называть его халифом Расула (‘алайхи-ссаляту ва-ссалям). Но ‘Умара это тяготило, и он попросил называть его по-другому. «Как же тебя называть?» - спросили люди. «Зовите ‘Умаром, - ответил он и добавил: - Вы му’мины (правоверные), и править вами поручено мне, значит, я являюсь вашим амиром (правителем)». «Тогда мы будем называть тебя амир аль-му’минин», - сказали они. ‘Умар не стал возражать, и его стали называть амир аль-му’минин.

Есть много хадисов Хабиба (‘алайхи-ссаляту ва-ссалям) об этом столпе Шариата, который в совершенстве обеспечил соблюдение законности и правопорядка. Давайте же расскажем немного о достоинствах того, кто окружил Ислам прочной железной оградой. В книге «Нурул абсар» приведен хадис Пророка (‘алайхи-ссаляту ва-ссалям): «В предыдущих общинах были люди кашфу[сокровенные познания], в моей умме таким человеком является ‘Умар». Также сказано, что Джабраил сказал Расулу (‘алайхи-ссаляту ва-ссалям): «Со смертью ‘Умара Ислам заплачет». Пророк (‘алайхи-ссаляту ва-ссалям) сказал: «Если бы пророком к вам не отправили меня, то отправили бы ‘Умара».

В другом рассказе, переданном от имама Ахмада, говорится: «‘Умар со мной, и я с ‘Умаром. Где бы ни был ‘Умар, истина тоже там». «‘Умар - светило для обитателей Рая. Довольство Аллаха в довольстве ‘Умара», - рассказал Хаким. «Абу Бакр и ‘Умар для меня как зрение и слух», – передал Тирмизи.

У нас нет возможности привести все переданные хадисы и все достоинства ‘Умар-асхаба. И приведенных достаточно для тех, кто не является его противником. Он был самым богобоязненным, хотя ему и сообщили радостную весть о Рае. Боясь оказаться лицемером, он каждый день спрашивал Хузайфата [сподвижник, которого Пророк обучил науке распознания лицемеров] об этом. Хузайфат плакал, восхищаясь его богобоязненностью, и говорил, что он не из лицемеров. ‘Умар, думая, что Хузайфат плачет от жалости к нему, тоже начинал плакать.

Так они и плакали вместе. От страха перед лицемерием менялось состояние ‘Умара. Полагая из-за своей богобоязненности, что весть о Рае передана ему для испытания, он постоянно переживал.

Послушайте, поборники порядка и законности, да поможет вам Аллах взять пример с ‘Умара, приведем еще один рассказ о справедливости того, кого никто не опережал в соблюдении порядка и законности. Однажды ‘Умар-асхаб читал в мечети проповедь сподвижникам. Неожиданно в мечеть вошла незнакомая женщина и поприветствовала его. ‘Умар ответил на ее приветствие, обернулся к ней и спросил, что ей нужно. В ответ она протянула ‘Умару ребенка, которого держала на руках, со словами: «Возьми своего сына». «Как этот мальчик, которого я не знаю, может быть моим?» - спросил ‘Умар. Женщина заплакала. «О амир аль-му’минин, хотя это не твой сын, он сын твоего сына», - сообщила она сквозь слезы. «Какого моего сына?» - спросил ‘Умар. «Абу Шахмата», - ответила она. Затем он, желая узнать, сочетались ли они законным браком, спросил, запретным или дозволенным путем это произошло. «С моей стороны дозволенным, а со стороны твоего сына – запретным», - сказала женщина. «Как это может быть и дозволенным и запретным, говори правду!» - потребовал ‘Умар. «О амир аль-му’минин, однажды я шла по улице Бану Наджар и встретилась с твоим сыном, который напился в доме у иудея по имени Насикат. Я ничего не помню, кроме того, что он потащил меня за стену, я потеряла сознание. Когда проявились признаки беременности, я скрыла это от родных и втайне от них родила этого мальчика.

После рождения я думала убить его, но потом пожалела и передумала. Вынесите соответствующее Шариату решение и рассудите нас», - рассказала женщина и стала ждать его ответа.

По велению ‘Умара муэдзин с минарета созвал народ. Все, кто услышал этот зов, собрались в мечети. «Оставайтесь здесь, пока я не вернусь», – сказал ‘Умар и вышел из мечети. Вместе с Ибн ‘Аббасом он отправился в дом сына и застал его за трапезой. «Ешь, ешь, сын мой, быть может, это последняя еда в твоей жизни», - сказал ему ‘Умар. Абу Шахмат изменился в лице и выронил кусок изо рта. «О мой сын, кто я?» - спросил его ‘Умар. «Амир аль-му’минин и мой отец», - был ответ. Затем отец задал сыну еще один вопрос: «Обязан ли ты подчиняться мне?» Тот ответил: «Ты мой отец и амир аль-му’минин, поэтому на мне две обязанности перед тобой». «Скажи мне во имя долга перед Пророком (‘алайхи-ссаляту ва-ссалям) и перед отцом, пил ли ты опьяняющее в доме иудея по имени Насикат?» - спросил ‘Умар сына. Абу Шахмат признался, рассказав, что было такое и что он раскаялся в этом. ‘Умар спросил его о женщине, которую он встретил на улице, и велел рассказать, что у него с ней произошло. Абу Шахмат заплакал, не находя слов. «Не плачь, рассказывай, - велел отец ему и спокойно добавил: - Аллах любит говорящих правду, расскажи правду».

Абу Шахмат безотказно признался во всем ‘Умару и честно ответил, что было такое. И еще сказал, что раскаялся в этом. Затем ‘Умар взял сына за плечо и поволок его. Сын попросил отца не позорить его перед людьми и самому разрубить его саблей.

Но отец предпочел следовать велению Всевышнего. Читая сыну аят Корана, который повелевал за прелюбодеяние наказывать публично, он поставил его перед сподвижниками. Затем он велел своему слуге по имени Афлах сто раз ударить плетью сына, строго предупредив не делать при этом каких-либо послаблений. Афлах исполнился жалости, ударить у него не поднималась рука, из глаз полились слезы. ‘Умар повторил приказ и сказал: «О слуга, подчинись мне! Если ты подчинишься мне, значит, ты подчиняешься Всевышнему и Расулу (‘алайхи-ссаляту ва-ссалям)». С Абу Шахмата сняли рубашку, и все собравшиеся заплакали. Сын попросил отца о пощаде: «О мой отец, сжалься надо мной». «Это наказание для того, чтобы Аллах смилостивился над нами обоими», - ответил отец. ‘Умар велел Афлаху бить Абу Шахмата, а сам встал рядом. И Афлах начал бить.

Афлах бил плетью, Абу Шахмат плакал, а справедливый отец настойчиво повторял: «Бей его». Все происходящее могло привести в изумление даже диких зверей. Число ударов достигло семидесяти. Когда сын уже был близок к смерти, он попросил отца дать ему глоток воды, но отец отказал ему и в этой просьбе, сказав: «Если Аллах избавит тебя от грехов, пророк Мухаммад (‘алайхи-ссаляту ва-ссалям) даст тебе выпить из Хавза». После восьмидесяти ударов Абу Шахмат совсем обессилел. «О мой отец, ас-саламу ‘алайка», - сказал он. «Ва ‘алайка-ссалам, - ответил отец и поручил ему: - Если увидишь Хабиба (‘алайхи-ссаляту ва-ссалям), передай ему мой салам и скажи, что оставил меня читающим Коран и наказывающим плетью». Он пожелал сыну счастливого пути. Когда число ударов достигло девяноста, Абу Шахмат ослабел так, что дыхание его стало прерывистым, он уже не мог говорить. Сподвижники стали просить ‘Умара отложить остальные десять ударов. ‘Умар и на это ответил отказом и не прислушался к уговорам сподвижников: «Я не отложу наказание так же, как и он не отложил совершение греха».

Тогда среди собравшихся поднялся громкий плач. Услышав это, подоспела мать Абу Шахмата. Она прибежала, обливаясь горячими слезами, которые жгли ее сердце, цепляясь за надежду, что ее сын останется жив. «Я десять раз пешком совершу хадж по числу оставшихся ударов», - молила она, обещая, кроме того, раздать какое-то количество дирхемов за каждый удар. Но ‘Умар ответил, что от наказания невозможно откупиться раздачей милостыни и совершением хаджа. Наказание было доведено до конца, и когда число ударов достигло ста, Абу Шахмат сделал последний вздох. «О, мой сын! Да очистит Аллах тебя от грехов», - взмолился ‘Умар и, положив голову сына себе на колени, горько заплакал, чтобы облегчить душу. Плач людей слышался по всей Медине, не было человека, который бы не горевал по сыну халифа. ‘Умар выполнил повеление Создателя и сохранил шариат Пророка (‘алайхи-ссаляту ва-ссалям) подобающим образом. Спустя сорок дней после смерти Абу Шахмата сподвижник Хузайфат увидел Расула (‘алайхи-ссаляту ва-ссалям) во сне. Абу Шахмат, одетый в райский халат, с райской короной на голове, был вместе с Хабибулахом (‘алайхи-ссаляту ва-ссалям). Пророк (‘алайхи-ссаляту ва-ссалям) поручил Хузайфату передать ‘Умару салам и выразил свое довольство им, сказав: «Пусть так и продолжает читать Коран и наказывать». Когда Расул (‘алайхи-ссаляту ва-ссалям) закончил говорить, Абу Шахмат тоже попросил передать отцу от него салам и сказать: «Да очистит и тебя Аллах от грехов, как ты очистил меня». Он также просил передать, что он читает мольбу за него.

Не называй жестокостью справедливость ‘Умара, ибо в Шариате Аллаха нет насилия. Как же ты не поймешь, что если ты никого не притесняешь, тебя тоже не притеснят. Не вздумай отрицать решение Шариата, не то отойдешь от веры и впадешь в неверие. Следуй Корану, ниспосланному Расулу (‘алайхи-ссаляту ва-ссалям), и ты получишь вечный Ахират.

Шариат – это не закон, который можно подделывать под наши желания, а незыблемый порядок Создателя небес и земли. Плох тот раб, который нарушает порядок, а плохого раба господин бьет плетью. Если раб умен, он не станет спорить со своим господином и винить его за то, что тот ударил его плетью. Бессмысленно оспаривать путь Всевышнего, создавшего весь мир, не имеющего сотоварищей. Благодаря своей богобоязненности и твердому порядку ‘Умар надежно защитил Шариат.

Он был халифом десять лет и десять месяцев без одного дня [согласно одной из версий] и был прозван Освободителем (Фатих аль-булдан). В период его правления Ислам получил широкое распространение и окреп, было завоевано много сел и городов. Дамаск, Аскалан, Палестина, Кайсарийат отпали от Византии и перешли под власть Ислама.

‘Умар сам возглавил поход на Байт аль-Мукаддас и взял его миром, без боя. Были завоеваны такие города, как Алеппо, Хумс, Ба‘лабакка, Антакия, Мусил и Кадисиййа. Был разгромлен царь персов Йаздаджир, также были завоеваны Азербайджан и Турция. ‘Умар призвал в Ислам жителей бесчисленного множества сел и городов, таких как Даджлат, Айлат, Исфахан, Истахар, Нахаванд, Хорасан, Триполи, Александрия, Бербер.

Когда его постигло предписанное Аллахом и он погиб шахидом, ему было шестьдесят пять лет. Он пал шахидом от руки раба-огнепоклонника, став безвинной жертвой убийцы с порочным сердцем. Причина, заставившая гнусного огнепоклонника поднять руку на него, была незначительной. Сабля проклятого неверного поспособствовала еще большему совершенствованию степеней ‘Умара.

Будучи халифом, ‘Умар ибн Хаттаб не пускал в Медину язычников. Мугират, сын Ша‘бата, который был в Куфе, прибыл со своим рабом-огнепоклонником. Согласно другой версии, Мугират написал письмо и попросил впустить в Медину своего раба, расхвалив его как мастера на все руки, умельца, который может делать что угодно. Правитель, исходя из его способностей, решил впустить его ради пользы, которую он мог принести людям. Ибн Ша‘бат отправил раба в Медину, наказав ему платить налог в размере 100 дирхемов в месяц. Тот прибыл к амиру правоверных ‘Умару и стал жаловаться на Мугирата. «Я не могу платить 100 дирхемов в месяц, сбавьте мне налог», - попросил он ‘Умара. ‘Умар вызвал к себе Мугирата и рассказал о жалобе Абу Лу’лу’ата. «Побойся Аллаха и не притесняй раба, даже если он неверный», - сказал ‘Умар. Мугират согласился с ним и дал слово, что не будет притеснять раба.

Однако нетерпеливый нечестивец Абу Лу’лу’ат снова пришел к ‘Умару просить об облегчении. «Я говорил о тебе с Мугиратом, ты повинуйся ему», - велел ему ‘Умар. Абу Лу’лу’ат ничего не ответил, но про себя подумал: «Я убью этого человека». ‘Умар спросил его: «Какую работу ты умеешь делать?» «Могу все, что хочешь», - грубо ответил огнепоклонник. «Нам нужна ручная мельница, можешь ли ты ее сделать?» - спросил ‘Умар. С искаженным от гнева лицом тот ответил: «Я сделаю тебе мельницу, о которой услышит весь мир».

После этого ‘Умар-асхаб отправился к сподвижникам и рассказал им о своем разговоре с Абу Лу’лу’атом. Он сказал им, что вид этого человека не внушает доверия. Ему не понравилось, как говорил этот проклятый. ‘Умар увидел во сне, как петух трижды клюнул его. Он понял, что конец его близок. Утром он встал и отправился в мечеть. Совершив коллективный намаз, он поднялся на минбар и рассказал свой сон, который сам растолковал, сказав, что, несомненно, смерть близка: «Петух, который трижды ударил меня клювом, – это неараб, который убьет меня».

Затем он сказал: «Если у меня будет возможность, я назначу вам халифом человека лучше себя. Если же из-за скоропостижной смерти мне не удастся сделать это, повинуйтесь этим шестерым: ‘Али ибн Абу Талибу, ‘Усману ибн ‘Аффану, Талхату ибн ‘Убайдуллаҳу, Зубайру ибн ‘Аваму, Абдуррахману ибн ‘Авфу, Са‘ду ибн Аби Вакасу». Также к ‘Умару пришел Ка‘бу аль-Ахбар и предупредил его, чтобы он готовился к смерти. «Тебе жить осталось только три дня», - однозначно сказал он с удивительной точностью. ‘Умар-асхаб попросил Ка‘бу рассказать, как он узнал об этом. «В Таврате есть твое описание, и так случится согласно Таврату», - поведал Ка‘бу. Через два дня после этого Ка‘бу во второй раз пришел к ‘Умару и дал знать: «О правитель правоверных, остались сутки». В это самое время проклятый огнепоклонник готовил западню для ‘Умара. Враг затаился, изготовив твердый, очень острый кинжал с отравленным острием.

В среду халиф отправился на рассветный намаз. После азана и икамата верующие выровняли ряды, и он вступил в михраб и начал молиться, за ним стали молиться и остальные. Проклятый прошел между людьми, как вороватый кот, и встал в первом ряду. Он трижды сзади пронзил ‘Умара кинжалом и пустился бежать, раздвигая ряды. Лев, не отступавший даже перед целым войском, был уложен наземь ударом кинжала в спину. Отважный богатырь, не сдававшийся даже под натиском целого войска, пал от ран, нанесенных затаившимся врагом. В тот же час ‘Умар спросил, здесь ли ‘Абдуррахмāн ибн ‘Авф, и назначил его имамом. Тот стал имамом и завершил рассветный намаз. Люди погнались за бежавшим врагом, чтобы поймать его. Проклятый отбивался кинжалом от пытавшихся его поймать и ранил тринадцать человек, шестеро из них скончались. Остальные поймали Абу Лу’лу’ата. Когда проклятый понял, что ему не уйти, он вонзил кинжал в себя, покончив жизнь самоубийством. Смертельно раненного ‘Умара принесли домой. Он спросил сына ‘Абдуллаха, кто его ранил. Сын ответил: «Это сделал Абу Лу’лу’ат». Тогда ‘Умар восхвалил Аллаха и сказал, что рад тому, что принял смерть от его руки. На протяжении всего этого дня он находился в предсмертном состоянии. Он страстно желал, чтобы его похоронили рядом с Пророком (‘алайхи-ссаляту ва-ссалям). ‘Умар отправил сына ‘Абдуллаха к ‘Айше попросить ее разрешения. И ‘Айша, мать правоверных, разрешила похоронить ‘Умара рядом с отцом. К ночи халиф сошел в могилу и в этой высокочтимой комнате встретился с Хабибом (‘алайхи-ссаляту ва-ссалям). Согласно другой версии, он прожил еще три дня и скончался на четвертый, сказано также – в понедельник. Поскольку копаться в разногласиях не наше дело, давайте возложим и это на Всезнающего Аллаха. Совершив намаз-джаназа за Сухайбом, амира правоверных проводили в путь. Гурии отвели Светило обитателей Рая в Ахират, оставив Ислам в слезах.

О ‘Умар ибн Хаттаб, исполнивший порученное так, чтобы Аллах был доволен, бывший отцом для вдов и сирот, удививший весь мир своей справедливостью и порядком, да будет Рай дозволенным для тебя! Восхищаюсь вами, дорогие сподвижники, которым еще при жизни Создатель сообщил радостную весть о Рае. Восхищаюсь вами, предводители религии, чьи сердца очистились от пребывания рядом с Хабибом. Мы стали очевидцами Последнего времени, о наступлении которого говорил вам Расул (‘алайхи-ссаляту ва-ссалям).

Приблизилась смута Даджала, уберечь от которой просил Пророк (‘алайхи-ссаляту ва-ссалям). Нынче появился народ, который развалил порядок и растоптал законы, которому дорого богатство, в котором много предательства и обмана. Негодяи, на чьих лицах нет стыда, а в сердцах нет веры и совести, заставляют плакать землю и небеса. Народ стонет от засилья притеснителей, и Создатель, сотворивший все сущее, видит все это.

Ангелы записывают все деяния каждого человека, и хорошие и плохие, ничего не пропуская. Приблизилось время, когда объявится имам Маҳди и спустится Иса, чтобы избавить людей от гнета. Шариат воссияет во всех четырех сторонах света, как солнце в ясную погоду. Иншааллах, есть надежда встретить время, увидеть которое мечтают мусульмане. Если я не доживу до той поры, тем, кто доживет, завещаю передать имаму мой салам.

История пророков / Саид-афанди аль-Чиркави. Пер. с аварского яз. книги «Къисасуль анбияъ». В двух томах. – 2-й том. 1-е издание. - Махачкала: Нуруль иршад, 2010. – 400 с.

Самые интересные статьи «ИсламДага» читайте на нашем канале в Telegram.