Он поднял на меня руку

29 Декабрь 2021
2492

История Ханифы

В первый раз он ударил меня в первые несколько месяцев нашей семейной жизни. Я не помню, была какая-то ссора, и он поднял на меня руку. В те годы он мог после обнять, сказать, что вспылил, извиниться. А впоследствии поднимать на меня руку стало для него нормой. Сейчас он может это сделать по малейшему поводу. Потом он обвиняет меня, говорит, что если бы я молчала, ничего бы не было.

Сначала я искала вину в себе, может, я что-то не так сделала? Считала, что со мной что-то не так, читала книги, как стать хорошей женой. Потом начала понимать, что проблема не во мне, а в нём, что в нём есть агрессия, черты абьюзера. Бывали моменты, когда хотелось уйти, но я быстро отходила и начинала думать о родителях, о ребёнке. Поскольку я к тому моменту уже забеременела, то переживала о том, что скажут родители. Наших с ним родителей связывает крепкая дружба, и они не дают нам развестись.

Мой папа поднимал руку на мою маму. Я помню эти моменты из детства. У меня всегда был страх столкнуться с этим в своей семейной жизни. Я говорила: «Никогда не буду терпеть!» И маме тоже говорила: «Как ты можешь такое терпеть?» Но получилось так, что сама в этом сейчас живу.

Да, я пыталась что-то изменить. И мягкой пыталась быть – мягкой, как пластилин, покладистой, на всё отвечать: «Да, да». Потом увидела, что когда я слишком покладистая, он становится ещё более агрессивным. Тогда я пыталась быть жёсткой в ответ на его грубости. Я слышу много советов уходить, бежать, понимаю это. Но много всякого удерживает. Дети, мои и его родители…

Физическому насилию всегда предшествует эмоциональное насилие. Да, было такое. Мог оскорбить, унизить, даже казалось, что лучше бы ударил, были и матерные слова. Он очень ревнивый, иногда просто дышать не даёт. Бывает, когда идём по улице, он говорит: «Туда не смотри, сюда не смотри, это не надевай, туда не ходи». Но в этом плане за восемь лет семейной жизни он стал немного мягче. В начале совместной жизни даже из дома выходить не давал, порой контролировал, что я ношу, сейчас он смягчился в этих вопросах.

После скандалов я пытаюсь успокоить его. Если в первые годы брака я плакала в подушку, то сейчас не могу промолчать, взрываюсь, эмоционально реагирую, швыряю посуду об стену, выхожу из себя. Прошу его прекратить ссору. Иногда получается.

Я пытаюсь ему объяснить, что у нас проблема, что её надо решать. Но он не считает, что проблема есть. Или обвиняет во всём меня, говорит, что он пытается измениться, а я ему не даю. Но это не так. Я пытаюсь найти ему оправдание, даже когда он поднимает на меня руку. Что бы я ни делала, он не видит – он видит только то, чего я не делаю. Но если послушать его, всё наоборот.

У него на первом месте друзья, компания, футбол и его работа. Всё, что касается семьи – в последнюю очередь. Если я говорю, что нужно что-то сделать, он отвечает, что занят, слово за слово, и всё опять заканчивается скандалом и рукоприкладством.

Иногда он демонстрирует своё доброе расположение, может куда-нибудь сводить нас с детьми. Но со временем я поняла, что это кратковременное затишье, и всё возвращается на круги своя – скандалы, рукоприкладство. Иногда, когда я прошу помощи у его родителей, они говорят с ним, но этого хватает на неделю. Бывает, когда ему разъясняют, что он неправ и в чём именно он неправ, он обещает измениться. Но ничего не меняется. Его оскорбления и нападки я не всегда могу выносить. Реагирую.

Я несчастлива с ним. Люблю ли я его? Конечно же, нет. Чувств к нему ноль.

 

***

Я жила, как на пороховой бочке

История Гульжан

Он начал бить меня уже спустя несколько месяцев после свадьбы. Я была беременна. Плохо помню детали, помню только удары. Я лежала на спине, а он бил со словами: «Если после этого с моим ребёнком что-то случится, я тебя убью». Я не понимала, почему после таких избиений я ещё жива, мне хотелось, чтобы Всевышний забрал меня в этот момент.

Потом были цветы, подарки, ухаживания… Но всё повторялось вновь. Он говорил, что я виновата сама. А его родители говорили, что просто так никто не бьёт.

Я пыталась подстроиться под него, ломала свой характер, стала неуверенной в себе, не могла чётко выразить свои потребности. Если я это делала, то в ответ опять получала крики и удары. Я всегда жила, как на пороховой бочке. Сыну было три годика, когда я забеременела во второй раз. Моя вторая беременность закончилась смертью плода в утробе, он умер от ударов. В последующем бывший муж винил меня в смерти ребёнка. А всем нашим близким и знакомым он сказал, что я сделала аборт.

Несколько лет назад я ушла от него. Мне трудно всё это вспоминать и рассказывать.

 

***

История Луизы

Я узнала о его изменах, когда была беременна первым ребёнком. Я сидела дома, он практически лишил меня средств к существованию. Однажды в критический момент – не было зимних сапог, а начались морозы (мы с ним жили в Санкт-Петербурге) – мама перевела мне деньги, чтобы я купила себе тёплую обувь. Муж в это время был на отдыхе за границей со своей, как выяснилось потом, многолетней пассией.

Когда он впервые поднял на меня руку? Когда старшему ребёнку было несколько месяцев. Во время ссоры он схватил меня за волосы, повалил на пол, потащил по полу, я вырывалась. Вырвалась, забежала в детскую. Это была моя с сыном комната. У мужа была своя комната, в которую мне запрещено было входить. То есть он отгородился от нас.

Перед тем как впервые поднять руку, он долгое время унижал меня словесно, оскорблял мою семью. Высмеивал мою фигуру, мои интеллектуальные способности, моё образование, говорил, что я неграмотная.  Хотя никто никогда не ставил под сомнение мои интеллектуальные данные, я окончила школу с золотой медалью, музыкальную школу, хорошо играла в шахматы, побеждала в олимпиадах, всегда много читала.

Позже я узнала о том, что у него было несколько предыдущих браков и ещё больше неофициальных отношений. Вот уже восемь лет мы с ним в разводе.

 

Комментарий психолога

Аида Сутаева, клинический психолог, кандидат психологических наук:

 

А если он болен?

Если причина физического насилия в семье – клиническая, то есть у человека выраженные нарушения нервной системы психопатического характера, вплоть до шизофрении и склонности к садизму, то это работа для психиатра.

Если женщина живёт с таким элементом, то ей нужно и обследование, и лечение, то есть терпеть клинический случай нельзя.

Мужчина обвиняет жену в том, что та его провоцирует.

Жена-провокатор – это объяснение тех мужчин, которые оправдывают своё желание применять физическое насилие. Для взрослых, психологически зрелых людей существует два варианта развития событий: если жена не понимает слов, провоцирует, то есть если у неё клиническая проблема, психологическое расстройство, и с ней невозможно договориться, экологичный вариант – не насилие, а развод. Это если мужчина адекватный, психически здоровый, полноценный. Если мужчина остаётся в семье и начинает бить, это нездоровые отношения. Детям наносится большой вред, их психика травмируется, они усваивают уроки болезненных взаимоотношений и понесут этот опыт дальше во взрослую жизнь. Мальчики зачастую, повзрослев, сами становятся абьюзерами, а девочки – теми, кто терпит избиения уже в своей семье, таким образом, эта цепочка не прерывается.

Женщина не уходит от избивающего мужа из-за материальной зависимости.

Так они оправдывают свою пассивность. Что происходит с душевным здоровьем женщин, которых бьют? Деформируется психика, самооценка женщины. Она проходит разные стадии, первая из которых – неприятие, возмущение.

Если это повторяется, происходит надлом психики. Женщина начинает думать, что с ней так можно, она это заслужила – не так нарезала хлеб, не так посмотрела, не так улыбнулась.

В результате любого действия она может получить в ответ агрессию. Она начинает винить себя: да, я это заслужила, не так всё сделала, я его спровоцировала, я его довела, я вовремя не закрыла рот. Это самое худшее.

Если женщина замечает за собой, что она начала оправдывать поведение мужа-агрессора, это признак того, что надо обратиться за помощью к психологу. При этом женщина в ответе не только за себя, но и за общих детей, которые наблюдают эти нездоровые отношения и получают психотравму.

Если женщина не хочет ничего менять в своей жизни или ничего не меняет.

Это может быть объяснено просто нежеланием что-то менять. Ей легче терпеть побои, а потом обсуждать их с подругами, чем стать психологически здоровой, зрелой личностью, предпринять какие-то шаги.

Женщина не хочет нести ответственность за себя, за свою жизнь. Ей легче жить с насильником, который либо так самоутверждается, либо обладает садистскими чертами характера.

Отыгрывает ли он на жене неудачи в своей жизни, насилие в детстве или ещё какие-то травмы – причины неважны. Она просто «разрешает» мужу быть таким, потому что не хочет нести ответственность за себя, в случае развода или долгого кропотливого лечения у специалистов. Ей легче быть жертвой, чем проснуться наконец и самой что-то сделать.

Некоторые женщины расценивают рукоприкладство как контроль и заботу.

Это бывает с женщиной, которая выросла без мужского влияния, опеки, и она готова даже такую форму отношений воспринимать как заботу. Но ни о какой заботе, ни о какой форме любви в случае с рукоприкладством речи быть не может.

Любовь – это ответственность за другого человека, это внимание к человеку, это знание его потребностей, нужд, желаний. Это желание, чтобы жена развивалась как личность, желание дать ей возможность найти себя, пусть не на работе в офисе, а в каком-то хобби, да даже дома.

Вот составляющие любви: знание, забота, ответственность, желание, чтобы любимый человек развивался. Но ни в коем случае не побои, не агрессия, которая ломает и деформирует психику женщины.

Напомню, что очень часто именно женщины, которые долгие годы терпят физическое насилие, идут на преступление. Это констатирует уголовная статистика. Часто на преступление в семье идут жертвы насилия, которые много лет терпели побои, физическую агрессию со стороны мужа, и в один день это заканчивается трагедией.

Женщина не уходит от мужа-агрессора ради детей.

Это не оправдание.  У детей только рушится мир, когда папа бьёт маму. Вместо того чтобы быть защитой и оплотом семьи, отец физически наказывает более слабого человека – их маму.

 

Комментарий богослова

Мухаммад Магомедов, доктор исламских наук:

Большая ответственность на муже в семейных вопросах. По шариату он отвечает за супругу, он несёт ответственность за неё перед Аллахом. По шариату бить жену не разрешается. Сказано, что если жена ослушается, он должен сделать ей наставление добрым словом.

Если её поведение всё так же привередливо и своенравно, то он на три дня отдаляется от супружеского ложа. Если она и дальше продолжит проявлять ослушание, то есть совершает то, что считается ослушанием по шариату, а не по личному разумению мужа, то дозволено нанести лёгкий удар, не причиняющий боли и травм. Здесь речь не идёт об ударе в общем понимании этого слова, как это изображается в сценах насилия. Побои непозволительны по шариату.

 

Должна ли супруга терпеть побои?

Все знают фразу: «Умри там». Наши предки говорили дочерям: «Терпи. Умри, но не возвращайся в отчий дом». Но как можно терпеть то, что невыносимо? В таком случае можно попросить у мужа развод, можно потребовать у имама, чтобы их развели.

Жена – это женщина, с которой мужчина проводит больше всего времени. В хадисе, который передаётся от Абу Хурайры (да будет доволен им Аллах), сообщается, что Пророк завещал:

اسْتَوْصُوا بِالنِّسَاءِ خَيْرًا

«Обходитесь с женщинами хорошо». (Муслим, 1468)

Эти слова Пророка особо значимы, следуйте им.

Понравилась статья?

Будем благодарны за репост!

Айша Тухаева

Самые интересные статьи «ИсламДага» читайте на нашем канале в Telegram.