Последняя просьба богобоязненной дочери Шакыка из Балха

7 Июль 2010
694

Последняя просьба богобоязненной дочери Шакыка из БалхаУ Шакыка из Балха была дочь, милейшая и добрейшая девушка. Она была не только красивой, но и набожной, богобоязненной и добродетельной. У неё было благородное имя – Амина.

Однажды она обратилась к отцу: «О папа! Скажи, разве я заслуживаю имя «Амина»? Это имя скорее подходит для тех, кто защищён от трёх ужасов, но я же не защищена ни от одного из них. Первый - каждая душа вкусит смерть. Будет она сладкой или горькой, но она придёт и ко мне тоже. Буду ли я защищена от ужасов предсмертных агоний (как подразумевается в моём имени)? Во-вторых, шайтан – заклятый враг человека. Смогу ли я избежать его зла и постоянных происков. А в-третьих, мне жутко представить моё последнее дыхание. Уйду ли я из этой жизни с Верой (Иманом)? До тех пор, пока я не смогу справиться с этими страхами, разве я вправе иметь такое имя? Кроме того, даже пророки (аляйхим салям) молили Господа: «О Всевышний, дай мне умереть в Вере. И дай мне место с добродетельными». А если даже пророки (аляйхим салям) с такими словами обращались к Аллаху, то как я могу быть защищена от плохого конца?».

Отец не мог дать ей ответа. В скором времени девушка тяжело заболела. Отец, ухаживая за дочкой, сказал ей: «Доченька, дитя моё, куда пропал твой смех? Ты же так молода и прекрасна. Тебя ожидают добрые времена, так почему же ты так грустна?». Девушка ответила со вздохом: «Мой дорогой папа, для меня теперь самое время рыдать, а не смеяться. Как я могу смеяться, если огонь ада горит подо мной? Сады Рая надо мной во всей их прелести, но будет ли мне разрешено войти туда? Ангел смерти стоит наготове, ожидая приказа взять мою душу. Как же я могу успокоиться, как же я могу смеяться?».

Добрый отец заботливо попытался вынуть из-под её головы старую жёсткую подушку и взамен подложить мягкую, но она запротестовала: «Папа! Зачем мне мягкая подушка? Разве не будет вскоре моя голова лежать на чём-то гораздо более жестком, чем эта моя старая подушка?».

Её смерть приближалась. Она подозвала отца и сказала ему свои три последние просьбы: «Дорогой папа, когда я умру, пожалуйста, свяжи мне руки на груди, у шеи. Грешники обычно так держат руки, признавая свою вину. Я не смогла полностью выполнить свои обязанности в этой жизни, поэтому и прошу тебя об этом. Пожалуйста, будь милосерден и прости мои недостатки и ошибки, которые я проявила по отношению к тебе. Возможно я не умела всегда чтить тебя должным образом, как этого заслуживает отец. Прости меня, пожалуйста. Заверни меня в саван, оставь лицо открытым, и молись за меня. Ведь молитва отца за ребёнка подобна молитве Пророка (салляллаху аляйхи васаллям) за его общину. О мой любимый папа, если тебе не сложно, я бы ещё хотела попросить тебя: когда бы ты ни увидел толпу народа, думай о том, что волки тоже будут собираться в стаи вокруг моей могилы, готовые поживиться моим трупом. Когда бы ты ни увидел книгу, пусть чёрные буквы текста на белых страницах напоминают тебе о белизне моего лица и черноте моих глаз, о том, что всё в этой жизни преходяще и быстротечно, и что земная жизнь – всего лишь мгновение по сравнению с вечностью. А когда темнота ночи придёт на смену дню, вспомни о темноте моей могилы.

После этих слов она произнесла слова Шахады и покинула этот мир. И да пребудет Милость Аллаха с ней! Амин.

Самые интересные статьи «ИсламДага» читайте на нашем канале в Telegram.