И в Мозамбике есть Ислам!

22 Сентябрь 2010
1322

В Мозамбике мусульмане составляют примерно пятую часть населения.

И в Мозамбике есть Ислам!Республика Мозамбик. Государство на юго-востоке Африки. Столица – Мапуту. Население – 18,81 млн. чел. (2004). Официальный язык – португальский.

Население.

Мозамбик – полиэтничное государство (50 этнических групп). Современный состав населения – результат многочисленных миграций африканских народов, колонизаторской деятельности (в основном португальцев) и торговой деятельности арабов и индийцев. 99,66% населения составляют народы, принадлежащие к языковой семье банту. Самыми крупными по численности являются живущие на северо-востоке группы народов макуа (ломве, лоло, макуа, мато, михавани, нгуру и др.) и тсонга (била, джонга, ронга, тсва, шангаан, шенгве, шона и др., заселяют южные провинции), составляющие соответственно ок. 40 и 23% населения. Среди остальных этнических групп – маконде, малави (ньянджа, подзо, тумбука, чвамбо, чева, чипета и др. – ок. 11%), суахили, тонга, чопи, яо и др.

После провозглашения независимости большинство европейского населения покинуло страну. Европейцы (ок. 20 тыс. чел. – 0,06%) и выходцы из стран Азии (индийцы, пакистанцы – 0,08%) живут преимущественно в городах. Креолы (потомки от смешанных браков португальских и других европейских поселенцев с африканцами) составляют 0,2%. Помимо португальского языка, используется также английский (особенно в столице). Наиболее распространённые местные языки – имакуа (яз. макуа), чиньянджа (яз. малави), чишона (яз. шона) и шангаан (яз. тсонга).

Религии.

Религии. Около 50% коренного населения придерживаются традиционных верований и культов (анимализм, фетишизм, культ предков и сил природы и др.), 30% (5 млн. чел.) исповедуют Христианство, 20% (4 млн. чел.) – мусульмане суннитского толка и шииты. Небольшая (несколько тысяч человек) индуистская община состоит из выходцев с полуострова Индостан, которые живут в основном в Мапуту и портовых городах. Действуют также несколько афрохристианских церквей. К мусульманской общине принадлежат живущие в стране коморцы, пакистанцы, а также часть индийцев и маврикийцев.

В Мозамбике мусульмане составляют примерно пятую часть населения.

Обычаи многочисленной мусульманской общины этой африканской страны требуют от женщин ношения хиджаба в общественных местах, к которым относятся и учебные заведения. В 2009 году, идя навстречу школьницам и их родителям, исповедующим Ислам, Министерство образования Мозамбика разрешило ученицам сидеть на уроках в хиджабе, но только в священный месяц Рамадан. Причём, хиджаб должен быть надет не на любое платье, а поверх обычной школьной формы, которую учащиеся обязаны носить в стенах школы.

История.

Рамадан у костра.Мозамбик провозгласил независимость в 1975 году. До этого он был колонией Португалии, где до Апрельской революции 1974 года, свергнувшей правую диктатуру Салазара, разрешалось строительство только католических храмов. От португальских колонизаторов Мозамбик унаследовал католические традиции. Сейчас приверженцами этой ветви христианской религии считает себя четверть населения Мозамбика.

Очень популярными в этой африканской стране по-прежнему остаются и местные культы. Широко распространена и вера в колдунов. Традиционную религию и суеверия оказались не в силах побороть ни века португальского господства, ни полтора десятилетия строительства социализма. Последний период, впрочем, также оставил свой след, причём весьма заметный. До четверти жителей Мозамбика считают себя атеистами.

Рамадан у костра.

До заката ещё несколько часов, а Абдулгафар Самбик, имам мечети Нур Мамад в деревне Чингодзе, расположенной неподалёку от аэропорта мозамбикского города Тете, уже даёт распоряжения по приготовлению ифтара – вечерней трапезы во время священного месяца Рамадан. Его помощница Лейла идет на рынок за рисом и бобами, прихожанин Рашид отправляется в свой дом за водой, а ребятишки из медресе бегут к автотрассе, чтобы купить дров.

Как и в большинстве мусульманских приходов Мозамбика, в мечети Нур Мамад нет ни электричества, ни водопровода. Чтобы совершать ежедневные ритуальные омовения перед молитвой, прихожане ходят к колодцу соседней деревни или приносят свою воду из дома. А вечерние богослужения при большом стечении народа часто совершаются во дворе мечети, под светом созвездий Южного полушария.

Абдулгафар Самбик стал имамом мечети всего две недели назад. Этим летом он окончил исламские курсы в городе Тете и был направлен в деревню Чингодзе для практики. Здесь ему понравилось, и он решил остаться. Абдулгафару всего 24 года, но прихожане даже более старшего возраста уважительно называют его «мавляна» («господин»). Абдулгафар уже открыл медресе для детей, где сам преподает основы Ислама и арабскую грамоту. Ребята из соседних деревень теперь практически не покидают мечеть. Для многих из них она стала не только школой, но и местом, где можно укрыться от дневного зноя, а вечером поесть во время разговения. Прослышав о ежедневном ифтаре во время Рамадана, в Нур Мамад приходят не только мусульмане, но и ребятишки из христианских семей, живущих неподалёку. Вечером мечеть превращается в настоящий детский сад.

Перед вечерней молитвой имам сам разводит костёр у стены мечети, а его помощница Лейла начинает готовить еду. Обычно это либо рис с бобами, либо традиционная африканская еда «шима» – сваренная в кипящей воде кукурузная мука. Мясо прихожане могут позволить себе только по праздникам, так как многие из них живут за чертой бедности.

Один из старейшин мечети, Абдулрашид, посматривает на часы, чтобы точно определить время захода солнца. Наконец он дает знак муэдзину, и тот провозглашает азан – призыв к молитве. После намаза прихожане Нур Мамада пьют заранее принесённую воду, но не спешат с едой. Они ждут последнюю, ночную молитву «Иша» и только тогда расстилают большую клеёнчатую скатерть на земле у входа в мечеть. Пока Лейла раскладывает еду по тарелкам, ребятишки танцуют и поют африканские песни у костра или соревнуются между собой в знании сур Корана.

Абдулгафар протирает расстеленную на земле скатерть и приглашает взрослых к трапезе. Ребята ждут, когда старшие закончат ифтар, и только после этого жадно набрасываются на еду. Потом ещё долго поют песни у костра, а мавляна объясняет пожилому Абдулрашиду, чем отличается арабская буква «даль» от «дад». Абдулрашид, прищуриваясь, вглядывается в арабскую вязь и тяжело вздыхает:

– У меня десять детей, двое сыновей стали имамами и читают Коран без ошибок. Я сам говорю на четырёх языках: португальском и трёх местных – нюнгуе, сена и шона. А вот арабский никак не даётся...

Старейшина снова смотрит на табличку с алфавитом и проговаривает про себя названия букв.

К десяти часам вечера ребятишки расходятся по домам, а имам Абдулгафар расстилает циновку на полу мечети.

– Я часто остаюсь ночевать здесь, – говорит он. – Мой дом в Моатизе, в десяти километрах отсюда. У меня нет своего транспорта, поэтому мне гораздо удобнее спать здесь, чтобы на следующее утро совершать предрассветный намаз. Жены и детей у меня пока нет, так что дома меня никто не ждёт. Вот как разбогатею, женюсь, заведу ребятишек, тогда и буду думать, чтобы переехать сюда, поближе к мечети. Арендую у правительства землю, построю большой дом, куплю велосипед...

– А сколько надо денег, чтобы осуществить все планы? – спрашиваю я его.

– Если строить дом из глины и дерева, то долларов двести хватит. А если кирпичный, то даже не знаю. Очень много...

«ИншаАлла» (араб. «если Бог даст»). Затем он ложится на полу мечети, шепчет какую-то молитву и задувает свечу. Мечеть Нур Мамад погружается во мрак. Лишь тлеющие угли костра слегка освещают голубые стены небольшого здания. До конца Рамадана остаётся еще несколько дней.

Литература:

Любовь Прокопенко. Мозамбик

Влад Сохин. Рамадан у костра

Новейшая история Африки. М., «Наука», 1968

Мондлане Э. Борьба за Мозамбик. М., 1972

African Development Indicators 2003. The World Bank. Washington, 2003

Самые интересные статьи «ИсламДага» читайте на нашем канале в Telegram.