«Им интересно, откуда аварец знает лакский язык»

30 Июнь 2021
3062

В сёлах и районах Дагестана, там, где ведётся религиозное просвещение населения, можно встретить имама одной национальности в районе, густо заселённом представителями другой народности. К примеру, в Южном Дагестане – имама-аварца, говорящего на лезгинском языке, или даргинца, говорящего на аварском. Республика столь же дружна, сколь многонациональна, особенно когда дело касается веры.

Религия объединяет всех, вкладывает духовность во взаимоотношения людей. Религиозный деятель, интервью с которым мы сегодня публикуем – выходец из Ботлихского района, много лет работает имамом в Лакском районе, для жителей которого он уже стал родным человеком.

В данный момент Хабиб Баталов работает председателем совета имамов Кулинского района и, как уже привык за последние годы, приветствует местных жителей на лакском языке.

 

Это ремесло благословил имам Шамиль

- Вырос я в селении Дзержинское Хасавюртовского района, но родом я из Ботлихского района, села Кванхидатль. Многие слышали, наверное, про это село, там добывают знаменитую кванхидатлинскую соль.

 

- А расскажите, пожалуйста, как эту соль добывают.

- Однажды мне довелось увидеть, как это делают. Добывают её из песка и воды из природного солёного источника. Собирают песок, поливают его солёной водой из местных минеральных источников, дают высохнуть. Потом распределяют, высушивают, собирают в поддоны, сделанные из деревянных досок, сверху опять наливают воду из минеральных источников. От присутствующих в ней минералов вода получается очень солёная на вкус. Таким образом, получается соляной концентрат, который потом кипятят на огне, выпаривая воду.

Примерно так проходит этот трудоёмкий и энергозатратный процесс. Он занимает много времени – неделю ждут, когда на первом этапе высохнет песок, залитый минеральными водами. И в итоге получается чистейшая природная выпаренная соль.

 

- А давно её производят?

- Со времён имама Шамиля.

 

- Почему именно соль?

- Соль – это то, в чём нуждаются все люди. И, как рассказывали в стародавние времена, на соль выменивали разные товары, необходимые жителям. Даже говорят, что имам Шамиль сказал, чтобы жители делали эту соль, то есть от него было получено благословение на это ремесло. Но сейчас уже всё меньше и меньше тех людей, которые владеют им.

 

- Вы окончили школу в Хасавюртовском районе, куда пошли учиться сразу после неё?

- В Дагестанский теологический институт в селении Чиркей.

 

- Вы сами выбрали этот вуз?

- Да, целенаправленно туда поступал. Когда-то услышал, что двоюродный брат идёт туда учиться, и как будто вспышка в голове – возникла уверенность, что и мне надо поступить туда. Хотя было какое-то время желание пойти учиться на программиста, но когда услышал, что в том вузе, где обучали информатике, студенты и курят, и выпивают, я сказал себе: «Нет, буду поступать только в Чиркей».

После окончания Чиркейского теологического института меня отправили в Лакский район, в селение Гази-Кумух. На следующее же утро после того, как меня туда направили, я выехал.

Меня назначили помощником имама и работником телевидения Гази-Кумух. Никакого телевизионного опыта у меня не было, мне на месте показали, как снимать. И пятничный намаз я снимал прямой трансляцией на всё селение.

 

- А кто же наладил вам прямое вещание в селении?

- За несколько лет до этого там работали сотрудники радио «Ватан», телеканала «Домашний», Ахмад Алишаев – брат погибшего Абдуллы Алишаева. Они там всё это наладили.

Как помощник имама я преподавал молодёжи уроки, ходил с ними на футбол, в спортзал, тренировался с ними, организовывал с ними чаепития и сразу вёл с ними уроки, просветительские беседы. Бывало, они оставались после урока, и мы вместе варили хинкал.

Проживал я в то время в комнатке для имама, которая раньше была студией, прямо при мечети, вместе с супругой и ребёнком. Интересная была работа. Мы тогда ещё принимали участие в спортивных турнирах с учениками.

 

- Сколько лет тогда было вашим ученикам?

- От 4 и выше. Были и взрослые, которые некоторое время приходили на уроки. Я после намаза зазывал их на чай, кофе, который сам варил, и таким образом приобщал к урокам Ислама.

Чай по моему рецепту им понравился (улыбается), даже сегодня, если спросите: «Хабиба чай знаете?», они вам и рецепт дадут. Со многими вот так познакомились, сдружились за чашкой чая. А после утреннего намаза каждый день варил всем кофе и рассказывал об Исламе.

 

- А родители охотно приводили своих детей на ваши уроки?

- Не было такого, чтобы родители взяли и привели своих детей на уроки. Один случай помню: отец привёз на уроки своих дочек, им было по 9-10 лет. Им преподавала моя супруга. До этого я видел этого человека на утреннем намазе, я ему рассказывал о том, что мы даём уроки детям. Меня обрадовало, что он привёз своих детей обучаться.

Вначале я ходил по району в тюбетейке, и люди немного опасались, потому что к тому времени радикалы уже сделали своё чёрное дело в районе, и ходили они в тюбетейках. Поэтому приходилось ходить по Кумуху в кепке, пока они не поняли, что я не со злом пришёл, что у меня нормальная ‘акида. В Кумухе я четыре года работал помощником имама, и последний год – имамом.

 

- Вы человек другой национальности – вы аварец, а район Лакский, не было ли среди населения недовольства, что вот лучше бы своего?

- Такого я там не замечал. Это интернациональный район, там помимо лакцев и даргинцы проживают и агульцы, и аварцы, и табасаранцы, и лезгины и т. д. Не было такого: «Эй, ты аварец, ты что здесь делаешь? Давай, уходи».

 

- Имам — это человек, который всегда должен быть в хорошем расположении духа, к нему обращаются за помощью чуть ли не круглосуточно, и если он хоть раз покажет себя в упадке сил, настроения, духа или даже в раздражении, уважение к нему как к имаму пропадёт. Как вы себя держите на должном уровне настроя, энергии, мотивации в том числе?

- Согласен. Есть такое в нашей работе. Мы всегда должны быть мотивированы. Когда, к примеру, человек не спит после утреннего намаза, у него плотный график, и он с утренней молитвы до вечера продолжает свою работу, то, конечно, он сильно устаёт.

Кто нас, религиозных деятелей, мотивирует? В первую очередь наш Муфтий. Мы видим, сколько сил он вкладывает в эту работу и какой огромный пласт работы выполняет. Мы ведь не делаем даже 1% от того, что делает он. Мы видим, как он возрождает, распространяет религию, как он старается со всех сторон поддержать Ислам в Дагестане. Как мы можем упасть духом, глядя на него?

Все работники Муфтията заряжаются этим от нашего Муфтия, этот положительный заряд доходит и до нас, до имамов. Наши полномочные представители ведь чаще видят нашего шейха, и когда они по работе отвечают на наши вопросы, они ещё и мотивируют нас.

Имам всегда должен быть приятным в общении, энергичным, положительно заряженным, чтобы любому человеку приятно было к нему подойти.

 

- Когда вы ещё только начинали работать имамом, кто в работе был рядом с вами, служил наглядным примером для вас?

- В Лакском районе имамом был Шейхмурад. Я пошёл к нему помощником, когда меня направили в Кумух. Он табасаранец, 22-23 года прослужил имамом в Лакском районе, отдал все силы ради Ислама. Он всегда в работе – выходит из дома утром и заходит только вечером. Всегда привожу его в пример уже в своей работе районным имамом.

 

- С чего начинается работа имама в муниципалитете, куда его направили?

- Для начала он приходит к главе района, знакомится. Затем выясняет, какие проблемы в районе, сколько нуждающихся, сирот, стариков, ветеранов войны, труда, спорта. Выясняем, есть ли проблемы с водой, с канализацией. Отсутствие воды – это самая частая проблема в горных районах.

 

- И что вы делаете потом – прокладываете трубы?

- Мы изыскиваем средства, ищем меценатов, которые бы поддержали этот населённый пункт, и совместно решаем проблему. Дальше уже работаем совместно и сами принимаем участие в таких работах.

 

- Довольно часто имамы делятся тем, что супруги в работе являлись их помощницами, у вас тоже так было?

- Да. Моя супруга окончила Дагестанский исламский университет. Она преподавала женщинам – как взрослым, так и маленьким девочкам – в тех сёлах, в которых я работал имамом.

 

- На новом месте вы тоже с семьёй находитесь? Какое это село?

- Это селение Вачи Кулинского района. Семья пока что не со мной. Я езжу домой раз в две недели, но скоро заберу их туда.

 

- У супруги не возникает вопросов, почему вы так редко вы видитесь?

- Если общаться, писать или созваниваться каждый день, то не возникает. А если заработаюсь и по два-три дня не выхожу на связь, то, конечно, ей это не нравится. Но так вот получается у меня, не потому, что я не хочу поехать домой, повидаться – из-за работы не всегда удаётся.

 

- В чём сложность работы имамом?

- В том, что ты знаешь, что ответственен за весь район. Не думать об этой ответственности нельзя, нужно всегда о ней помнить, чтобы постоянно улучшать свою работу.

 

- А в чём радость этой работы?

- Общение с людьми. К примеру, я только приехал в Лакский район, или сейчас – в Кулинском, подхожу к людям на годекане, здороваюсь с ними на лакском: «Цукун ура...». И когда я начинаю говорить на их языке, им становится интересно: «Откуда аварец знает лакский язык?».

И к ученикам я обращаюсь на лакском языке, им это интересно. И мне интересно и приятно говорить с лакцами на лакском языке. Мама рассказывала, что я в детстве много говорил – так же и сейчас (смеётся), люблю общаться с людьми, с каждым могу найти общий язык.

 

- Ваши родители сейчас довольны тем, как складывается ваша служба имамом?

- Отец меня часто спрашивает: «Твои старшие довольны твоей работой?» Я отвечаю: «Давай я дам тебе его номер, ты сам спроси. Я не могу тебе ответить, вдруг они недовольны мною, как я могу сказать – довольны они или нет?» Как я могу, сам себя нахваливая, сказать, что мною довольны?

Но, хвала Аллаху, родители у меня религиозные, они рады моей просветительской деятельности. С детства отец приучил меня к намазу, и если я маленьким когда-то пропускал намаз, то он строго меня наказывал. В детстве меня научили читать Коран.

 

- Мы об этом нередко говорим в интервью с имамами, ещё раз хочется услышать – имам района тесно сотрудничает и с отделом просвещения, и с фондом «Инсан», и с газетой «Ас-Салам», как это осуществляется?

- У нас нет отдельного работника для каждой организации. Поэтому имам совмещает несколько функций: он – имам, волонтёр благотворительного фонда «Инсан», работник отдела просвещения, распространитель газеты «Ас-Салам». С тех пор, как я поступил на работу, так оно и было.

 

- Расскажите о каком-нибудь случае, который вам запомнился из вашей практики работы имамом.

- В одном селе, где мы раздавали продуктовые наборы от фонда «Инсан», к нам подошла бабушка и попросила у нас продукты. Она рассказала, что у неё есть сын, которого она вырастила, женила и который вместе с невесткой выгнал её, свою мать, из дома.

Она делала плохое дуа за своего сына, мы объяснили ей, что так делать нельзя, надо делать дуа, чтобы сын встал на истинный путь. Зарегистрировали её в фонде и с тех пор относили ей продукты, мясо в праздник Курбан. Она плакала. И я воздаю хвалу Аллаху за то, что Он даёт возможность помогать таким людям.

Разные случаи были. Недавно в одном селении у нас в Кулинском районе шестеро детей остались без матери, отец жив, они так радовались этим продуктовым наборам. Или в другом селе молодая женщина родила ребёнка и умерла. Мы отвозили её семье продукты, свекровь умершей женщины делала за нас дуа на лакском языке, очень хорошее дуа. Вот такие моменты за душу берут.

 

- Несколько раз услышала от вас фразу «у нас в Кулинском районе», вы ощущаете его своим районом?

- Со временем я начал считать это место родным. Куда меня отправят служить, то место я и должен считать своим.

 

- В Лакском районе много зияратов, вы посещали их?

- Как раз года два назад вы приезжали от канала ННТ, снимали этот зиярат –  Ахмада аль-Йамани, потомка Пророка . Но вы, наверное, и сами помните об этой выдающейся личности, вы делали передачу о нём. Ахмад аль-Йамани, говорят, это тот человек, который привёз шафиитский фикх в Дагестан. Его потомки и сегодня живут в Кумухе, их фамилия Кунуевы…

- Помню эту поездку и этот зиярат, много древнейших мест мы посетили и сняли тогда, весь день снимали. Какие дуа вы делали на этих зияратах?

- Дуа за то, чтобы процветал этот район, чтобы в этом районе расцветал Ислам, как и во всём Дагестане, и чтобы мы распространяли Ислам, это ведь не каждому дано, и мы должны воздавать хвалу за это Всевышнему Аллаху.

 

- Амин. Благодарю вас за интервью.

- Мне было приятно отвечать на вопросы, считаю, что для каждого имама полезны вот такие интервью – мы делимся особенностями нашей работы, рассказываем о наших целях и намерениях, а когда озвучиваешь свои мысли о самом важном, ещё больше мотивируешь себя искренне служить Исламу.

Беседовала Айша Тухаева

Самые интересные статьи «ИсламДага» читайте на нашем канале в Telegram.

Комментарии для сайта Cackle