«Если оставить эти книги, они уйдут в забвение»

21 Октябрь 2021
1194

Мухаммадариф Рамазанов работает директором медресе им. Мухаммада Ярагского в г. Дагестанские огни. Казалось бы, стать богословом ему было предопределено от рождения, его отец Курамухаммад-хаджи Рамазанов всю свою жизнь посвятил исламской науке. Мутаалимов он обучал до последнего мига своей жизни, и его дети с ранних лет были в числе его учеников.

Когда был жив Курамухаммад Рамазанов, человек, который оставил след в истории богословской науки, докторантур в России не было. Несмотря на это, уровень знаний дагестанских алимов был весьма высоким, ими восхищались в тех арабских странах, в которых были и докторантуры, и учёные с серьёзными научными степенями. Мухаммадариф Рамазанов в числе первых дагестанцев защитил докторскую диссертацию. Тем самым он вписал своё имя в страницы летописи исламской науки в Дагестане.

 

- Когда вы начали обучаться исламским наукам?

- Можно сказать, с первого класса. У нас дома всегда были ученики отца. Это был период до развала СССР. С семи-восьми лет я начал обучаться у своего отца.

 

- По какой книге?

- «Мухтасар», книга о вероубеждении – то, с чего обычно начинают изучать ильму. С тех пор я на постоянной основе проходил уроки у своего отца. После 9 класса мы поехали на обучение в Турцию, потом я год учился в Сирии. Это был примерно 97-98 годы, мне было 17 лет. Когда я вернулся из Сирии, в Чиркее открыли исламский институт Нуруль-Иршад им. Саида Афанди, туда я и поступил.

 

- Вспомните то время в исламском институте, какой вам казалась учёба, ваше окружение, сокурсники, какова была атмосфера исламского вуза, в которую вы окунулись?

- Как раз в то время там лично бывал Саид Афанди, под его контролем начиналась работа в этом вузе. Чувствовался его баракат. Чиркей считался исламским центром Дагестана. Туда приезжало множество гостей.

 

- Шейх Саид Афанди посещал там вас, студентов?

- Да, часто приходил. Присутствовал на экзаменах и на наших студенческих конкурсах.

 

- Можете вспомнить какое-нибудь из его посещений?

- Как-то он присутствовал на конкурсе, и наступило время азана, я прочитал азан и вслед за ним салават. Я тогда только приехал из Сирии, и Саид Афанди спрашивает: «В Сирии вот так читают салават, после азана?» Я ответил: «Да, после азана в мечетях там читался салават за Пророка ». Тогда он спросил меня: «Почему же наши ребята не привозят оттуда это?», имея в виду тех, кто возвращался оттуда на родину, напичканный экстремистской идеологией. И он добавил: «Почему же они не привозят оттуда хорошее?» Он задал этот риторический вопрос, чтобы показать, что там тоже соблюдают эту сунну Пророка .

 

- Саид Афанди очень любил вашего отца, ценил его. Вы как сын чувствовали на себе эту любовь?

- Да. Когда я учился там, то почти каждый день ходил к ним домой. Их с Бажу Узлифат внуки были чуть младше меня. Бажу попросила меня давать им уроки по исламским предметам.

Ещё один случай вспомнился. Однажды Саид Афанди присутствовал на нашем экзамене, и на следующий день Бажу мне передала, что он был очень огорчён моим неправильным ответом. Это было для меня стимулом учиться ещё лучше.

 

- А было такое, что что-то не давалось в исламской учёбе?

- Нет, такого не помню. Альх'амду ли-Лляh, сложности я не чувствовал, когда учился, проблем с пониманием не было. Был короткий период, когда я не понимал грамматику, но потом она тоже начала даваться мне легко.

 

- В результате чего?

- Может, с возрастом стало легче. Я же с детства читал книги по грамматике. Знания откладываются. Есть большая польза в том, что обучение идёт с детства.

 

- Считается, что у потомков есть генетическая предрасположенность к тому делу, которым занимался их предок, вы замечали такое? Думали ли вы, что делом, которым занимался ваш отец, возможно, будут заниматься ваши дети?

- Может быть, Всевышний Аллах видит, как сильно отец желает, чтобы его дети обучались исламским наукам, и из-за сильного желания отца, даже не учёного, Он даёт его детям знания, как мне кажется.

 

- А вы своих детей обучаете?

- Я их отправил в медресе. Один уже учится в медресе ДИУ, второй ещё учится в школе и ходит в медресе в Чиркее.

 

- Можете вспомнить советы для жизни, которые давал вам отец?

- Чаще всего он нам повторял: «Не тратьте время зря, впустую». Главное, говорил он, чтобы человек был занят чем-то полезным. В моменты, когда я ничем не был занят, я старался не попадаться ему на глаза, мне было стыдно перед ним. Я ощущал, как сильно ему не нравится, когда человек ничем не занят.

 

- Вы сказали, что учились в Турции и в Сирии, каким дисциплинам вы там обучались?

- Когда мы приехали в Турцию, оказалось, что там в основном обучают Корану. А вот в ильму, в знании исламских наук их уровень оказался намного ниже нашего – того, с которым мы приехали из Дагестана. По крайней мере, так было в тех вузах, где мы побывали. Поэтому мы были вынуждены обучаться там только Корану. Другие науки – фикх, грамматика – у них преподают слабее, чем у нас. Здесь эти знания дают намного лучше, поэтому мы решили вернуться.

 

- К тому моменту, когда вы поступили в докторантуру, вы уже окончили вуз, много лет преподавали, каково было вновь оказаться опять студентом?

- Наука – это океан, у которого нет берегов. И почти каждый, кто отучился и работает по своему направлению, чувствует желание продолжить обучение. Многим, несмотря на желание учиться дальше, нехватка времени другие обстоятельства не всегда позволяют сделать это.

Долгое время я собирался продолжить учёбу, но никак не получалось. Потом я окончил магистратуру при Дагестанском гуманитарном институте, поступил в аспирантуру при Дагестанском исламском университете. После её завершения ректор ДИУ подал мне идею поступить в докторантуру в Болгарской исламской академии. Поскольку я планировал продолжать своё обучение, получить научную степень, я воспользовался этим советом. Альх'амду ли-Лляh, окончил докторантуру, защитил докторскую, за что я благодарен Всевышнему и всем тем, кто имеет отношение к этому.

 

- Те, кто с вами поступал, это в принципе поколение вчерашних ваших учеников, как вы оцениваете их уровень?

- Многие из них обладают даже более высоким уровнем знаний, они никогда не прекращали процесс своего обучения, даже во время каникул – очень хорошо учились, были старательными, целеустремлёнными, показали высокий профессионализм. Они сейчас работают в ДИУ и в других вузах.

 

- Расскажите, чему была посвящена ваша докторская работа?

- Тема моей докторской диссертации – «Богословские воззрения Абдурахмана аль-Ахты на примере его труда Асасу ад-дин ва-ль-иман», другими словами, это «Научное редактирование труда учёного Дагестана Абдурахмана аль-Ахты». Это был учёный из южного Дагестана из селения Ахты. У него есть небольшая книга объёмом примерно сто страниц – «Асасу ад-дин ва-ль-иман». Моей темой было научное редактирование (тах'кик) этой книги. Книга была напечатана в типографии Мавраева. В ходе работы над тах’киком было проработано около 120 источников.

Тах'кик книги, то есть научное редактирование труда, подразумевает исследование всех аятов, хадисов с приведением ссылок на них, а когда приводятся имена учёных – то и их кратких биографий. Ко всем шариатским решениям по фикху, которые приводит автор в своём труде, указывается источник и устанавливается их достоверность.

Работа состоит из двух частей: перваяисследование жизни автора и процесса написания книги, втораяисследование содержания книги. Первая часть его книги о таухиде – единобожии, вторая часть – о фикхе.

Что касается автора, к сожалению, найти подробную информацию о нём я не смог. Ездил в Ахты, встречался с местными жителями, но о нём сохранилось очень мало информации. У одного из местных жителей мне удалось найти лишь одну книгу в виде сборника, в котором были собраны его труды, стихи и переписку с разными учёными и представителями научной интеллигенции, в том числе из арабских стран.

 

- Почему вы выбрали эту тему и этого учёного?

- В тот период я уже работал в южном Дагестане, и потому выбрал исследование труда южнодагестанского богослова прошлых лет. Если оставлять такие книги без внимания, они могут окончательно исчезнуть. Важность работы ещё и в возрождении духовного наследия наших учёных. Через некоторое время такие малоизученные рукописи могут исчезнуть навсегда.

 

- Вы всю жизнь посвятили исламской науке, можете представить себе какой-то другой жизненный сценарий?

- Другой жизни я даже представить себе не могу. С детства отец так воспитал. Главное – посвятить всего себя Исламу, работать во благо Ислама.

Беседовала Айша Тухаева

Самые интересные статьи «ИсламДага» читайте на нашем канале в Telegram.

Комментарии для сайта Cackle