Нужно осознанно относиться ко всему

21 Декабрь 2021
1219

Помощник Муфтия республики Дагестан Мухаммад Магомедов родом из селения Кахиб. Не так давно прошла блестящая защита его докторской диссертации, тема которой – «Исследование времени наступления намазов в Республике Дагестан». Эта работа получила высокую экспертную оценку авторитетных богословов.

Доктор исламских наук, помощник Муфтия республики Дагестан Мухаммад Магомедов в разные годы был главным редактором газеты «Ас-Салам», руководил каноническим отделом, был имамом мечети им. Имама Шамиля, возглавлял медиахолдинг при Муфтияте РД и т. д. Родился и вырос Мухаммад Магомедов в Махачкале.

- В родном селении Кахиб в детстве часто бывали?

- Как-то родители взяли меня с собой в село, и тогда я впервые увидел настоящие горы. До этого слышал, что в горах даже ходить трудно, так как везде камни, скалы, узкие тропинки. А когда приехал в село, понял, что в реальности это не так. Там я впервые увидел минарет мечети.

 

- Знали ли вы тогда о выдающихся праведниках из Кахиба?

- О шейхах и праведниках тогда не рассказывали, как сейчас. Но в кругу семьи я слышал от отца истории о шейхах, о том, что они праведные авлия и что в их словах благодать Всевышнего, что в нашем селении были выдающиеся шейхи.

Уже к 19 годам я узнал о том, что Хасан Афанди, Мухаммад-Ариф Афанди и другие шейхи посвятили свою жизнь поклонению Всевышнему, воспитанию в людях благих нравов, богобоязненности, что они в первую очередь учёные алимы, написавшие ценные труды на арабском языке. Тогда я понял, что это не просто истории, услышанные в детстве.

 

- Расскажите о ваших родителях.

- Мой отец каменщик. В 80-е годы мало кто знал, как проводить похороны. Мой отец был одним из тех, кто помогал людям выполнять мусульманские похоронные обряды. Я помню, как часто за ним приезжала машина – он ездил на кладбище читать заупокойную молитву.

Мама очень щепетильно относилась к поддерживанию родственных уз. В любом деле мама отправляла нас с братом к родственникам: «Пойдите, посмотрите, может, кому нужна ваша помощь, даже если не нужна, просто будьте рядом». Она и сама всегда была поддержкой для родственников, была очень внимательна к людям. Была приветливой, весёлой. Нас в семье пятеро детей, я второй сын, после меня идут ещё трое младших: брат и две сестры.

Всё моё детство в родительском доме не было и дня без гостей. Ведь все приезжали с гор в Махачкалу по делам или на лечение, и пока решали свои дела, обычно жили у родственников. Мама всегда заботилась о них, принимала, кормила – она была гостеприимна, всегда приберегала самое лучшее для гостей.

 

- А кем вы хотели стать в детстве?

- В детстве я хотел стать врачом. Так мне виделось моё призвание. Врачи – это те, кто помогают другим, к кому обращаются в трудный момент, кто полезен людям, так говорила мне мама. Но когда я вырос, то понял, что это было просто желание, всерьёз я себя к этому не готовил.

 

- А желание изучать исламские науки как появилось?

- В 19 лет, никогда не забуду этот день. Как-то, в поездке мы со старшим братом остановились на ночлег в доме у одной старой женщины. Отец, дед и прадед хозяйки были алимами, она без устали рассказывала нам об этом. Говорила, с каким трудом в те годы удавалось сохранять богословские книги. И я спросил: «А эти книги у вас?» И она, представьте, достаёт из-под тахты сундук, а там лежат рукописные книги на арабском языке. Штук 15 разных – большие и поменьше. В тот момент меня охватило такое сильное волнение, проснулось необычное желание – изучать исламские науки, я сказал брату, держа в руках одну из рукописей: «Я буду изучать ильму, чтобы узнать, что написано в этих книгах». Я перелистывал и перелистывал их, и во мне крепло решение обучаться ильму. Когда вернулся домой, то не найдя в себе терпения, я стал безотлагательно узнавать о медресе, где можно обучиться исламским наукам. Это было начало 90-х, исламских образовательных учреждений в республике было очень мало.

По соседству с нами в селении жил старый человек по имени Хамдула, он видел ещё шейха Хасана Афанди. Едва вернувшись домой из той поездки, я поехал к нему. У него были переведённые с арабского языка книги сына Хасана Афанди, которые Хамдула переписал, среди них была и книга «Хуласат-уль-адаб». Он дал мне эти книги, и я начал их переписывать для себя, не зная арабского языка. Сейчас я иногда просматриваю эти записи и вижу свои ошибки, хотя читать Коран я тогда умел – отец учил. А потом я узнал, что в селении Батлух есть медресе, где обучают исламским наукам.

Так я приехал в селение Батлух. А я был, как говорят, парень из города, одет и причёсан так, как в то время было принято среди городской молодёжи. Нашёл медресе, подошёл к директору. Поговорил с ним, он одобрил моё желание, сказал, что, когда начнётся учебный год, мне найдут в селе жильё на время учёбы. Так я начал изучать исламские науки.

Спустя 15 лет мы с этим директором медресе находились в кабинете Муфтия шейха Ахмада Афанди, и он, указывая на меня, вспоминал: «15 лет назад вот этот Мухаммад из Кахиба приехал к нам в Батлух в городском прикиде, с модной причёской и чёлкой, которую он откидывал назад, и сказал: “Я хочу изучать ильму”. Я посмотрел на него и подумал: “Этот городской парень уедет и больше не вернётся” (смеётся). Но нет, спустя время смотрю – приехал с двумя чемоданами, учиться. Вот как я тогда по внешнему виду сделал неправильные выводы», – подытожил директор.

 

- Кто поддержал вас тогда в вашем решении?

- Когда я уезжал в Батлух, меня отговаривало почти всё моё окружение. Они говорили: «Кем ты будешь? Ты хочешь стать имамом, будуном, а как твоя семья будет жить?» Я уже был женат к тому времени. Только отец меня поддержал и сказал: «Если есть желание, намерение, иди, мы будем помогать». До сих пор помню эти слова отца, они меня в тот момент очень укрепили, и я решил, что не отступлюсь.

 

- Поделитесь воспоминаниями, связанными с матерью.

- О маме до сих пор тяжело говорить, её давно нет с нами.

Она очень радовалась, когда я начал изучать исламские науки. Я с 19 лет получал знания – жил в Батлухе, потом окончил исламский институт в селении Чиркей. Из-за уроков приезжать к маме удавалось редко, раз в два месяца. И я помню радость матери, гордость только из-за того, что я начал постигать исламские науки. Я понимал, что она больше всех переживает за меня, за мои успехи. Она гордилась ими, это давало ей какое-то чувство опоры.

Когда мать заболела, старший брат проводил с ней больше времени, чем я. В своей болезни она очень надеялась, что ей помогут дуа сына-мутаалима, которого она поддерживала на пути поиска знаний. Она говорила: «Ты проси за меня, Аллах примет твоё дуа». Я чувствовал её надежду на мои дуа, на то, что Аллах примет её благие дела и простит грехи. Это помогало ей в болезни, из-за которой она умерла.

 

- К вам часто обращаются с вопросами? Вас это не утомляет?

- Я часто ловлю себя на мысли, что нет ничего лучше, чем быть полезным для людей. Хотя порой и устаёшь, и хочется уединения. Это бывает, когда накапливаются дела, которые откладываешь – к примеру, написать статью, прочитать книгу, глубоко изучить какой-то вопрос. Когда такое происходит, успокаивает то, что ты всё же приносишь пользу, что вокруг много людей, до которых ты доносишь важные, правильные знания.

Обращаются с вопросами очень часто. Особенно сейчас, когда каждый пользуется соцсетями. Если раньше приходили с вопросами в мечеть или задавали их после уроков, то сейчас люди могут просто отправить сообщение или позвонить, и я понимаю, что активность в мессенджерах отнимает часть моего времени. Отписаться коротко «Да/Нет» я не могу, нужно дать развёрнутый ответ. И я понимаю, что не могу проигнорировать ни одного вопроса. Большинство спрашивающих – люди, с которыми я незнаком, и зачастую это не просто вопрос-ответ, а долгая консультация. Нередко я направляю их в отдел фетв, потому что это их компетенция.

 

- Расскажите о своей первой ответственной должности.

- Это был период, когда меня назначили главным редактором газеты «Ас-Салам». Я ещё не был знаком со спецификой журналистской работы, тогда у меня было только исламское образование. Но я со всей ответственностью взялся за работу. По совету Муфтия шейха Ахмада Афанди пошёл учиться в Дагестанский государственный университет на отделение журналистики, окончил его. Впоследствии, уже в Москве, продолжил образование в сфере телевизионной журналистики в Академии медиаиндустрии при Останкино.

 

- Каково это – быть помощником Муфтия республики Дагестан?

- В нашей работе мы несём большую ответственность перед Всевышним Аллахом, перед нашим Муфтием, можно сказать, мы не принадлежим себе, ведь за нашими поступками и словами следит общественность. Всегда нужно осознанно относиться ко всему происходящему вокруг: как и что сказать, как выступить, как выполнить возложенную на нас задачу. Чувство ответственности не даёт никогда расслабиться, и я готов её нести. Я благодарен Всевышнему Аллаху за то, что мне выпала честь быть помощником Муфтия республики Дагестан.

Беседовала Айша Тухаева

Самые интересные статьи «ИсламДага» читайте на нашем канале в Telegram.