Праведников Аллаха нужно почитать

12 Январь 2022
805

«Настоящий дагестанец должен хотя бы коротко прочесть о жизни имама Шамиля…» – делится советом доктор исламских наук Газимухаммад Абакаров.

В век доступности информации знания может получить любой, было бы желание. Есть книги, сайты, каналы, через которые распространяются истинные знания. Можно задать свои вопросы алимам и в кратчайшие сроки получить ответы.

Богословы, которые изучают исламские науки всю свою жизнь – всегда интересные собеседники. Их глубокий ум отточен многолетним познанием наук, которые охватывают все сферы жизни человека.

Газимухаммад Абакаров с самого детства обучался ильму. Он был в числе первых дагестанских мутаалимов, которые в 90-х получили образование в государственном университете Дамаска. Окончив аспирантуру в Дамасском университете, он защитил докторскую диссертацию в 2020 году на базе Дагестанского исламского университета имени шейха Мухаммад-Арифа.

- Расскажите, когда вы впервые отправились учиться за пределы страны?

- В 1993 году в группе с другими мутаалимами из Дагестана мы поехали в Сирию и поступили в университет на шариатский факультет.

 

- В каком возрасте вы начали постигать азы науки?

- В семь лет. Обучал меня старший брат, начальные знания я получил у него. Чтобы я мог продолжить обучение, вся наша семья переехала из села в Махачкалу. Потом я учился в Учкенте, в Хасавюрте и т. д. Затем, когда появилась возможность выезжать за границу, мы отправились в Сирию. Там, в Эль-Хасаке, обучался два года, а потом поступил в университет.

Поскольку иностранцев тогда с трудом принимали в сирийские вузы, в получении разрешений в разных государственных инстанциях Сирии мне помогал наш земляк. Потом с рекомендацией от Муфтия Эль-Хасака я поступил в Дамасский государственный университет и окончил его. До нашей группы, которая выехала в Сирию в 1993 году, там учились только четыре дагестанца.

В Дамаске я учился у многих выдающихся богословов, в том числе у Мухаммад-Саида Рамазана аль-Бути, он давал уроки в мечети. Здесь, в Дагестане, я окончил Дагестанский исламский университет имени шейха Мухаммад-Арифа и Дагестанский гуманитарный институт.

 

- Аспирантуру вы тоже окончили в Сирии?

- Да. В общей сложности я проучился там десять лет. Защита проходила в спешном порядке – мы только прилетели в Сирию, сутки провели в перелётах, не спали. Думали передохнуть, мы ведь и дома долго и усердно готовились, но сразу по прилёте нам сказали, что нас срочно ждут на защите. Приехали в вуз, а там уже полный зал алимов, камеры, съёмка. Началась защита, а вопросов они задавали неимоверное количество, причём не простых, а усложнённых, с подвохом. Мы ведь заранее отправляли им свои работы и книги, по которым писали труды.

Они подготовили вопросы к каждой странице, изучив наши работы, и задавали их нам. Ошибки допустить было нельзя, отвечать надо было без запинки. Нашим мушрифом (куратором) был Мустафа аль-Буга, он нас готовил на родине, в Дагестане, и это стало хорошим подспорьем. Защита длилась два-три часа, я смог её пройти. Экзаменаторы дали хорошую оценку моей работе.

 

- Докторскую вы защищали в Дагестане? Расскажите о теме вашей работы.

- «Интерпретация труда имама аз-Заркаши "Бахр аль-Мухит"». В наши дни, когда в Исламе появилось много новых течений и сект, эта тема очень актуальна. «Бахр аль-Мухит» («Океан») – это книга по основам исламского права (усуль аль-фикх).

У имама аз-Заркаши собрано очень много материалов по усуль аль-фикху из разных источников. Эта книга охватывает множество тем. Выбирая эту тему, я знал, что придётся нелегко. Хвала Всевышнему, я извлёк из неё много полезного, в частности, из первой части. Название своё она носит абсолютно обоснованно, это действительно океан.

 

- Вы углублённо знаете арабский язык. И кандидатскую, и докторскую вы написали на арабском, более того, кандидатскую вы защитили в стране носителей языка, в главном вузе страны. Высшая степень владения языком – это привычка думать на нём. Вы думаете на арабском?

- Да, конечно. Более десяти лет я жил и учился в Сирии, все мысли и всё моё общение происходило на арабском, искать доводы в уме, формулировать их нужно было на арабском. По степени владения у меня после родного языка идёт арабский, и только потом русский.

 

- Расскажите о Сирии тех времён.

- Когда мы прилетели в Алеппо, то, как только вышли из аэропорта, у нас появилось ощущение, будто мы у себя дома. Как бы поздно ни было, хоть два часа ночи, там всегда было тихо, безопасно, спокойно. Люди были там доброжелательные, встречали тепло.

Мы и сейчас поддерживаем связь с нашими преподавателями, сокурсниками, они зовут нас к себе, ждут. Там было много студентов из Дагестана. Конечно, были среди них и те, что пошли в неправильном направлении и заблудились. Исламские науки там преподавали в каждой мечети, после каждой молитвы можно было изучать ильму и брать уроки. Преподавателями были такие крупные учёные, как Рамазан аль-Бути, Мухаммад Зух'айль, Нуруддин ‘Итр, шейх Садик и другие.

Учёба в вузах там была очень серьёзной. Экзамены проводились чрезвычайно строго. Из двух тысяч студентов экзамен выдерживали меньше тысячи, иногда только 700, 800. Университет Дамаска – очень развитый вуз.

 

- Вы сейчас и сами преподаёте – расскажите о ваших мутаалимах.

- У них высокий уровень знаний, они очень старательные. У них есть понимание, что такое ильму, что такое адаб. Мусульманской умме нужны такие знатоки, такие специалисты.

Сейчас пришло время, когда люди, которые выучили два-три хадиса, громко преподносят свои малочисленные знания, разглагольствуют перед народом, будто они великие алимы. А те, кто погружён в науку и знает её хорошо, далеки от народа. Люди думают, что тот, кто к ним вышел и трубит о своих знаниях, и есть алим. Во избежание этого у нас работает большое количество прекрасных специалистов, алимов.

 

- Как может из конкретного юноши получиться богослов?

- От родителей многое зависит. Не помню ни одной молитвы моей матери, после которой она не просила бы, чтобы Аллах сделал хотя бы одного из её пяти сыновей учёным в области исламских наук. Она постоянно просила об этом. Хотя все мои братья изучали ильму, со временем они занялись другими делами, получили другие профессии.

Родители должны интересоваться учёбой своего сына-мутаалима, не полагаясь только на ответственность преподавателей. Если у родителей будет такое усердие, Аллах откроет их детям знания.

 

- А какие душевные качества, черты характера необходимы тем, кто получает исламские знания?

- В Священном Коране есть аят о том, что богобоязненные рабы Аллаха, алимы – это те, кто боится Всевышнего Аллаха. Богобоязненность сочетает в себе всё – и адаб, и сострадательный, мягкий характер. Если человек боится Аллаха, то он осознаёт, что другой человек тоже любим Всевышним, и может, тот лучше в Его глазах. Он понимает это и обращается с другим человеком хорошо.

Алим является примером, особенно для своих студентов. Глядя на него, они понимают, что он – это ильму, которое ходит по земле. Богобоязненность – в первую очередь, а потом усердие и терпение на пути знаний.

 

- Вы родом из села Гимры, у вас есть родство с великими имамами?

- Есть, с имамом Газимухаммадом. Корни родства также сходятся с корнями имама Шамиля.

У Ибрагима-хаджи Урадинского (прадеда имама Газимухаммада) был сын Исмаил, а у него были дети Мухаммад и Айшат. Мухаммад был отцом Газимухаммада и Аминат, наш род идёт от сестры Газимухаммада Аминат. Наш отец – пятый потомок имама. Всё детство мы слышали рассказы об имамах, о том, как они учились исламским наукам, об их благости, праведности.

 

- Расскажите о значимости почитания имамов, шейхов, праведников и о важности изучения наук.

- Некоторые люди позволяют себе критику в адрес имамов. Это недопустимо. Хотя бы вкратце каждый дагестанец обязан узнать о жизни трёх великих имамов. Надо изучать их жизнь, биографии шейхов, праведников.

В наши дни у нас есть все возможности. Есть cайт ISLAMDAG.RU, есть соцсети, в которых публикуются материалы на тему Ислама и религиозных знаний. У нас сейчас нет оправданий перед Всевышним – мы этого не услышали, этого не узнали, нам чего-то не хватило, не досталось. У нас всё есть.

Получать знания можно из книг, из проповедей – ни минуты не проводите зря. Даже в Раю человек будет сожалеть о том, что в этом мире он провёл минуту зря, не поклоняясь Всевышнему Аллаху. Дай Аллах вам тавфик в вашем труде, это очень нужная работа. Конечно, всё это баракат нашего шейха.

Беседовала Айша Тухаева

Самые интересные статьи «ИсламДага» читайте на нашем канале в Telegram.

Комментарии для сайта Cackle