Национальный герой Алжира и современник имама Шамиля

24 Октябрь 2020
1606

Абдулкадыр аль-Джазаири

Славная исламская история оставила нам много примеров героизма, самопожертвования и преданности своей вере и Родине. В теории этногенеза Льва Гумилёва этот феномен называется пассионарным подъёмом, когда люди на определённом этапе своего развития становятся социально активными и заражаются какой-либо идеей.

Так или иначе, в центре этих пассионарных и идущих к свободе, равенству и справедливости масс всегда находилась центральная фигура, вокруг которой консолидировалась группа людей. Это и есть фактор личности, без которой мировая история, в том числе исламская, могла дойти до нас в совершенно другом виде.

Такая фигура была и в исламской истории Алжира. Это амир Абдулкадыр аль-Джазаири, который долгие годы отстаивал независимость своей страны, боролся против французских оккупантов, стал символом мира и защищал христиан Шама от геноцида. Абдулкадыр был современником легендарного имама Шамиля, встречался с ним лично и имел с ним много общего. Но об этом в конце нашего материала.

Хотя Абдулкадыра аль-Джазаири целиком и полностью связывают с Алжиром, но всё же есть у него и марокканские корни. Из Марокко его предки переселились в алжирский город Оран, где родился и вырос Абдулкадыр.

Его предки были известны своей набожностью и имели прямую родственную связь с пророком Мух'аммадом по линии его внука Хасана ибн Али. Семья Абдулкадыра тоже считалась благочестивой. Его отец, обладая широкими богословскими познаниями, уделял большому внимание обучению и воспитанию своего сына.

Абдулкадыр обучался не только у своего отца, но и в медресе Орана, где стал хафизом Корана, выучил наизусть большинство хадисов сборника «Сахих» аль-Бухари. Помимо исламских наук Абдулкадыр увлекался верховой ездой и умело обращался с оружием. Перефразируя прославленного Омара Хайяма, в одной руке он держал перо, а в другой – саблю.

В возрасте 19 лет Абдулкадыр со своим отцом отправляется в паломничество в Мекку и уже оттуда направляется в Дамаск, где вступает в накшубандийский тарикат. К слову, суфийская наука была близка Абдулкадыру в том числе и потому, что известный шейх кадирийского тариката Абдулкадыр Джилани был его предком. Побывав также в Багдаде и на обратном пути совершив хадж, Абдулкадыр со своим отцом возвращается на Родину.

Спустя несколько лет умиротворённость родного городка Абдулкадыра Орана нарушила весть о начале аннексии Францией Алжира. Военный гарнизон османов был вынужден сдать город и оставить местных жителей один на один с хорошо вооружённой французской армией. Жители Орана быстро сорганизовались и создали народное ополчение, руководителем которого был назначен отец Абдулкадыра Мухидин.

В течение последующих двух лет Абдулкадыр плечом к плечу со своим отцом боролся против французских оккупантов и показал себя умелым и отважным полководцем. Но его отец, сославшись на преклонный возраст, отказался от дальнейшего руководства ополчением и выдвинул вместо себя кандидатуру своего сына Абдулкадыра, которая была утверждена на всеобщем совете.

Абдулкадыр, засучив рукава, принялся за структурирование и организацию ополчения, которое переросло в квазигосударственный аппарат. Он запустил оружейный завод и ткацкие фабрики, начал чеканку серебряных и медных монет, а в вооружённых силах царила дисциплина и порядок. У этого экстренно созданного государства была также столица, конституция и государственный совет.

Франция, естественно, была возмущена таким неповиновением со стороны горстки алжирцев, но долгое время никак не могла перебороть их в военном плане. Абдулкадыр со своими последователями одержал ряд знаменательных побед над французами и фактически вынудил их к подписанию мирного договора. Но французская сторона раз за разом нарушала условия мира и вновь вступала на тропу войны. Долго это продолжаться не могло, Франция была великой военной державой, а Абдулкадыр обладал слишком скудными ресурсами для продолжительного сопротивления.

В 1847 году осаждённый со всех сторон Абдулкадыр был вынужден сложить оружие. Узнав о его решении, генерал французской армии Кристоф Ламорисьер был настолько тронут, что отправил к нему гонца с чистым листком бумаги с печатью внизу. Это означало, что он готов на любые условия Абдулкадыра.

Абдулкадыр выдвинул следующие условия: обеспечить личную неприкосновенность, сохранность его семьи и всего народа, а также поселить его в палестинском городе Акко или в Александрии. Но и тут французы проявили вероломство. Вместо обещанной неприкосновенности Абдулкадыр был заточён в темницу – вначале в городе Тулоне, а затем в Амбуазе, Бордо и Нанте.

Спустя годы за проявленное терпение и стойкость Абдулкадыр был вознаграждён. По личному распоряжению императора Франции Наполеона III Абдулкадыр был отпущен на свободу, ему была назначена ежегодная пенсия в размере 5000 французских лир. Император даже подарил ему украшенный драгоценностями меч, сказав при этом: «Вы сложили оружие перед Францией, но Франция не желает отпускать вас из страны без меча».

Дальнейшая жизнь Абдулкадыра была богата на события, но в одной статье их все охватить невозможно. Остановимся лишь на трагических событиях в Дамаске в 60-е годы XIX века, когда началась смута между мусульманами и христианами.

Абдулкадыр был очень обеспокоен той кровавой резнёй и лично участвовал в спасении жизней христиан, которых он приютил у себя. Их было около 15 тысяч человек.

Особенно примечательна была речь Абдулкадыра, которую он произнёс перед предводителями мусульман, когда смута только разгоралась: «Религии, а прежде всего Ислам, слишком величественны, чем быть кинжалом невежества или мотыгой безрассудства в руках подонков. Я предостерегаю вас от невежественных поступков, не давайте ему (невежеству) подступиться к вам».

За такую миротворческую и бескомпромиссную позицию Абдулкадыр был награждён государственными наградами первой степени различных европейских стран, среди которых – Россия, Франция, Пруссия, Греция и т. д. Королева Великобритании подарила ему ружьё, украшенное золотом, а Президент США – два револьвера.

Амир Абдулкадыр аль-Джазаири скончался в месяце Раджаб 1883 года и был похоронен в Дамаске. Спустя почти век его останки были перезахоронены в родном для него Алжире.

И в заключение об обещанном сходстве между Абдулкадыром и имамом Шамилем, их знакомстве и встрече:

- оба были последователями суфизма;

- оба выступали против насильственной колонизации мусульманских земель;

- обоим удалось создать военно-теократическое государство на подконтрольных территориях;

- ни Абдулкадыр, ни имам Шамиль не были казнены как военные преступники, а с большими почестями были приняты победившей стороной.

Сначала знакомство Абдулкадыра с имамом Шамилем было, что называется, заочным, через переписку. В ней, в частности, поднимался вопрос упомянутых выше кровавых событий в Дамаске. А встреча их состоялась в 1869 году на открытии Суэцкого канала.

Понравилась статья?

Будем благодарны за репост!

Мурад Гайдарбеков

Самые интересные статьи «ИсламДага» читайте на нашем канале в Telegram.

Комментарии для сайта Cackle