«Я в поисках всего прекрасного в человеке»

20 Февраль 2021
1454

С молодым человеком из Мавритании с редким именем Дах мы встретились в уютном кафе недалеко от Центральной джума-мечети г. Махачкалы. Дах приятно удивил меня своей эрудированностью и дальновидностью.

Дах – не типичный представитель молодого поколения, для которого мирская жизнь – забава и развлечение. Наш интервьюируемый думает на многие годы вперёд, создаёт проекты и находится на шаг впереди многих своих сверстников. Интервью с Дахом получилось ярким, насыщенным и интересным. Приятного чтения!

 

- Дах, расскажи о себе и о своей родине.  Мы мало что знаем о такой экзотической стране, как Мавритания.

- Я обычный человек, меня зовут Дах, или по-другому – Мух'аммад Махмуд ибн аль-Фата. Я родился в семье, где почитают суфийские ценности. Именно поэтому я всегда в поисках всего прекрасного в человеке, его свободы и морали. Для меня не имеет значения цвет кожи человека, его материальное или социальное положение, для меня важна личность человека, его духовная чистота и вера, его уважительное отношение к другим. На этих ценностях я был воспитан с малых лет.

Что касается моей Родины Мавритании, то это арабо-мусульманская страна, она располагается на северо-западе Африканского континента, с ней граничит Марокко, Алжир, Сенегал, Мали, её омывает Атлантический океан.

Мавритания – демократичная страна, в которой особое место занимают такие понятия, как свобода и права человека. Касательно природных богатств, то моя страна богата золотом, железом, медью и газом.

Особо необходимо выделить поэзию, это тоже, скажу без преувеличения, наше природное богатство. Мавританию даже называют страной миллиона поэтов. Более того, подавляющее большинство населения в Мавритании – поэты, практически в каждой семье вы найдёте хотя бы одного поэта.

Большинство мавританцев являются последователями суфизма, у нас представлены все три тариката, которые есть и у вас в Дагестане – шазилийский, накшубандийский и кадирийский. Есть у нас и тиджанийский тарикат.

 

- Говоря о суфизме… Ты наверняка знаешь, что некоторые люди искажают образ подлинного суфизма своими противоречащими шариату действиями. В частности, я говорю о псевдосуфиях. Как с этим обстоят дела в Мавритании?

- Я понимаю, о чём вы говорите, и отвечу коротко. Да, я смотрел некоторые видеоролики с изображением якобы суфиев. Но необходимо уяснить для себя разницу между суфиями и псевдосуфиями. Истинный суфий – это всегда высокая мораль и благородные качества, а псевдосуфий – полная противоположность всего этого.

Лучшим индикатором личности человека являются его деяния, вне зависимости от того, где он проживает – тут, в Дагестане, или в Мавритании, Америке, Австралии. Деяния человека – внутренний мир человека.

 

«Я хотел увидеть Родину имама Шамиля»

 

- Почему твой выбор остановился на России и, в частности, Дагестане? Почему именно тут решил учиться и работать?

- Я участвовал в молодёжном конкурсе и прошёл отбор, стал вторым во всей Африке. А почему Россия и Дагестан? Я искал варианты по всей России, и мой выбор пал на Дагестан, потому что арабский мир и Дагестан имеют много общего. Прежде всего, это, конечно, исламская религия. Для меня это было очень важно. Я много читал о Дагестане и выяснил, что у нас прочная культурная связь, общие традиции и обычаи, в частности, почтительное отношение к другим конфессиям, женщине и хиджабу.

Мне также было важно наличие халяльной пищи. Это с одной стороны, а с другой, я хотел познакомиться с самобытной культурой Дагестана. Ещё до приезда я был наслышан об имаме Шамиле и хотел лично посетить его Родину. Например, я уже был на Ахульго (Дах произносит это слово с большим трудом, но произносит).

 

«Благородство и Дагестан – синонимы»

 

- Что тебе понравилось и что не понравилось в Дагестане?

- В Дагестане, прежде всего, мне нравятся люди. Люди тут очень хорошие. Это и благородные нравы, и отношение к другим. Когда дагестанцы видят чужестранца, такого, как я, например, то всегда приходят на помощь, стараются поддержать. Меня многие зовут к себе в гости, приглашают в горы.

Одним словом, Дагестан и благородство – это синонимы. Что касается того, что мне не нравится – тут можно встретить мусульман, которые не совершают намаз, или мусульманок, не одетых по всем нормам Ислама. Да, та же мусульманка при наступлении времени намаза может одеться соответствующим образом и совершить намаз, но в обыденной жизни она не одевается, как положено. Нельзя смешивать одно с другим, нельзя быть мусульманином наполовину. Если ты мусульманин, то должен быть им во всех смыслах этого слова. Как можно называть себя мусульманином и не молиться, например? Мне это сложно понять. (Наш собеседник затронул тему этнических мусульман, актуальную у нас в Дагестане, и пытается объяснить, что истинная вера должна быть полной, а не половинчатой).

 

- Дагестанцы с большим трепетом и уважением относятся к арабам, арабской культуре и языку. Арабский язык для нас больше, чем просто язык. Расскажи о важности арабского языка.

- Прежде всего, я приятно удивлен тому, как дагестанцы почитают арабов и арабский язык, я уже успел почувствовать это на себе. И это замечательно. О важности арабского языка говорит то, что Коран, последнее Божье Писание, ниспослано на арабском языке. Что может говорить о важности арабского языка больше, чем это?

Всевышний в Коране говорит:

إِنَّا نَحْنُ نَزَّلْنَا الذِّكْرَ وَإِنَّا لَهُ لَحَافِظُونَ

(смысл): «Поистине, Мы [Аллах] ниспослали Коран, и, поистине, Мы его действительно охраняем (от любых изменений, добавлений и убавлений)». («Сафват ат-тафасир», сура Аль-Хиджр: 9)

Это значит, что Всевышний наряду с Кораном оберегает и язык, на котором он ниспослан – арабский. Но Коран – это не просто арабский язык, это больше, чем язык. Другими словами, знания арабского языка недостаточно для понимания Корана. Язык – низшая ступень в освоении Корана. И это посыл для тех, кто изучает или собирается изучать арабский язык.

Также арабский язык имеет богатую историю, он был известен ещё до прихода Ислама. Важно также отметить, что арабский язык не привязан лишь к арабам, это не только язык нашей нации. Например, мы в Мавритании проходили учебник, автором которого является не араб. Более того, большинство тех, кто служил этой религии, принадлежали к иной народности. Разве имамы Бухари и Аль-Газали были арабами?

Арабский язык также богат лексическими единицами, словами. Сравните сами: в английском языке 600 тысяч слов, а в арабском, по разным данным – 12 миллионов. Причём одно арабское слово при изменении огласовки может иметь несколько значений. Например, буррун – пшеница, баррун – суша, а биррун – доброта. На эту тему можно прочесть много лекций.

 

Блиц-вопросы:

 

- Любимое место в Махачкале?

- Центральная джума-мечеть.

- Последняя книга, которую прочёл?

- «Благонравие праведников» (автор: Муфтий РД шейх Ахмад Афанди).

- Какое твоё самое любимое хобби?

- Поэзия.

- Самое любимое блюдо?

- Аварский хинкал. Я готов есть его хоть каждый день.

- Какова твоя мечта?

- Мечтаю быть миссионером общечеловеческих ценностей.

Беседовал Мурад Гайдарбеков

Самые интересные статьи «ИсламДага» читайте на нашем канале в Telegram.

Комментарии для сайта Cackle