«Верю, что они могут прийти к согласию»

6 Март 2021
2261

Республика Дагестан насчитывает 42 района. Жизнь в этих районах порой бывает осложнена материальными, жилищно-бытовыми и социальными проблемами. Зачастую эти проблемы помогают разрешить религиозные работники – районные имамы, назначенные Муфтиятом Республики Дагестан. Сейчас в помощь им открыты филиалы благотворительного фонда, функционируют отделы просвещения Муфтията РД по районам.

Герой нашего материала, Мухаммад Дибирдадаев, уже много лет служит имамом в Ахвахском районе, а в данный момент является полномочным представителем Муфтията РД в Горном территориальном округе. В его ведении и под его ответственностью находятся 12 горных районов Дагестана.

 

- Расскажите, как вы курируете работу районов?

- Среда, четверг, пятница – день выездов по районам, посещаем имамов районов и сёл, местные медресе, отделы просвещения, филиалы благотворительного фонда «Инсан».

 

- Ваше родное село тоже входит в число этих районов, расскажите о жизни в вашем селении.

- Это селение Ингердах Ахвахского района. Местное население разводит скот, занимается огородами. Девять классов я окончил у себя в селе, а потом поступил в исламское медресе в селении Дженгутай. Восемь лет учился, там же преподавал, и когда мне исполнилось 23 года, женился и переехал в Махачкалу. Один год здесь мне довелось учиться у Курамухаммада-хаджи Рамазанова. В день, когда он пал смертью шахида, у нас тоже был урок.

В Махачкале я преподавал несколько лет в ДИУ, потом меня отправили в Ахвахский район работать имамом. Работал там шесть лет, а потом вернулся в ДИУ, тогда появилась аспирантура, окончил аспирантуру ДИУ, затем преподавал там же и одновременно работал имамом в мечети на Хуршилова. А потом, в 2019, вновь был направлен в Ахвахский район имамом.

 

- Расскажите, пожалуйста, про вашего муаллима Курамухаммада-хаджи Рамазанова.

- Я относился к нему с большим уважением и любовью. Для меня он был необычным человеком. Из адаба к нему не мог поднять глаза, посмотреть в лицо. С большим желанием и усердием я учился у него.

Он приходил на уроки очень уставшим. Однажды во время урока он заснул на несколько минут. Мы, ученики, тихо сидели, ждали. Он открыл глаза и продолжил урок, начав читать его заново.

С нами учился человек, который работал вместе с ним, и он рассказывал: «Мне кажется, он вообще не спит. Я ухожу, он сидит за компьютером, пишет книгу, потом я прихожу незадолго до утреннего намаза, он по-прежнему сидит за компьютером, пишет, а совершив утренний намаз, он уже не ложится спать».

 

- Он был строгим?

- Он был требовательным и справедливым муаллимом. Ко всем относился одинаково, хотя в нашей группе учились его племянники.

 

- Что вы можете сказать про своих мутаалимов?

- Я всех их помню, и со всеми трудно было расстаться. Вот, к примеру, когда я работаю районным имамом, я дружу и люблю подчинённых мне имамов, так же получается и с преподавательством. Своих мутаалимов очень люблю. С того момента как человек становится моим мутаалимом, мне всё в нём нравится, как бы я ни воспринимал его до того.

 

- Где вам больше всего нравилось работать?

- Мне нравится любая порученная мне работа. Когда меня назначают имамом, мне кажется, нет ничего лучше этой работы, когда назначают преподавателем – так же.

 

- В тот момент, когда вы начали работать имамом, вы были ещё совсем молоды, с какими сложностями сталкивались?

- Я был очень решительно настроен, мне казалось, вот я прочитаю прихожанам этот хадис или приведу этот аят, люди послушаются, это убедит их, и конфликт тут же разрешится. Но на практике оказалось, что 80 % людей не слушаются, они возражают, спорят, их не убеждает хадис или аят.

У людей свои обычаи, свои адаты, свой устоявшийся тип мышления, они не будут делать так, как я им сказал, во всяком случае не сразу. Но от этого я не должен терять энтузиазм и настойчиво должен продолжать призывать к правильному.

Самым сложным было наставлять на истинный путь ваххабитов и отучать людей от адатов, не соответствующих Исламу, потому что все оглядываются на окружающих, думают: «Что скажут люди, если я не буду делать так, как делают все?»

 

- Это касалось свадеб?

- Не только. И свадеб, и похорон, и многочисленных неправильных обычаев на поминках – угощений и щедрых садака от имени усопшего.

 

- Удалось их искоренить?

- Во многих случаях да. В моём родном селе уже не играют свадьбы с музыкой и танцами…

 

- А с радикалами как удавалось решить вопрос?

- С ними я столкнулся в самом начале своей работы имамом. Я был тогда и районным имамом, и имамом в селении Карата, там их было много. В первый же день я направился к ним, у них шёл урок в медресе.

Я пришёл, сказал, что работаю имамом этого села, и предложил им вести их уроки в мечети, где служу, чтобы все могли прийти послушать. Они говорят: «Там к нам не приходят на уроки».

Я им говорю: «Я имам, приглашу людей на ваш урок, но с условием, чтобы я присутствовал». Мы договорились. И когда начался урок, их учитель попросил меня: «Ты читай им».

 

- Почему?

- Он сказал: «Ты лучше прочитаешь». Я согласился, прочитал им в тот день урок. А дальше они начали приходить в мечеть. В первый день половина из них пришла на урок. На второй день – треть, и на третий остались два человека.

Я с ними со всеми познакомился, общался, проверял после утреннего намаза знание Аттахийяту и суры Аль-Фатиха. И вот я узнаю, что они для себя ремонтируют старую мечеть в селении и хотят назначить там своего имама.

То есть в их селении имам я, но они, ничего не говоря мне, исподтишка выбирают ещё одного имама. Я пошёл туда. Взял с собой человека с камерой, чтобы он зафиксировал происходящее. Мы разговаривали с послеобеденного намаза до ночного, но так ни к чему и не пришли. Я им сказал: «Тогда здесь у вас я буду имамом». «А там, в вашей мечети кто будет имамом?», – спросили они.

Я сказал, что найду туда имама, и они ответили: «Делай, как хочешь, но мы не согласны». Так я начал туда ходить, начиная с утреннего намаза. Потом себе на замену отправил к ним имама, с ним ещё десять человек в помощь. Там у них случилась стычка, потому что ваххабиты не дали нашему человеку даже выйти имамом.

Я опять пошёл к ним в мечеть сказал: «Больше вы сюда не придёте». Потом они в центре села купили участок, оформили строительство частного дома, под этим делом начали строить свою мечеть. И эту мечеть мы тоже закрыли.

В месяц Рамадан днём они спали, а ночью ходили по селу, всю ночь собирали народ и делали свой «даават». Но мы не растерялись, тоже собрали людей, те ходили к ним во время их ночных посиделок и предлагали: «Давайте вы придёте к имаму и вот всё, что вы тут рассказываете, к чему призываете, там, в мечети, открыто расскажете». Но они так и не пришли.

 

- Что вы посоветуете молодёжи, в частности, вашим прихожанам?

- Посоветую извлекать максимальную пользу из проповедей имамов, из страниц отделов просвещения в соцсетях, не акцентировать внимание на каких-то ошибках, которые, возможно, допускают религиозные работники, а находить для себя пользу в словах проповедников, а она есть – и для дунияла, и для Ахирата.

 

- А что посоветуете людям, которые пишут вам вопросы в Инстаграм и приходят, испрашивая вашего совета?

- Поскольку большинство вопросов касаются брака и развода, им бы я посоветовал: прежде чем создать семью, подумайте хорошо, найдите подходящего лично вам человека, а если вступили в брак, закройте глаза на недостатки вашего супруга, супруги, проявите сабр. Проявите максимальное терпение и найдите общий язык, ведь вы же нашли как-то общий язык в самом начале – создали семью, значит есть возможность прийти к согласию и в дальнейшем.

Беседовала Айша Тухаева

Самые интересные статьи «ИсламДага» читайте на нашем канале в Telegram.

Комментарии для сайта Cackle