«Они уходят, так и не поняв, для чего были созданы»

15 Июнь 2021
6210

Имамов, интервью с которыми с некоторых пор украсило портал ISLAMDAG.RU объединяет стойкость на жизненном пути, абсолютное упование на Всевышнего и искренняя любовь к своей работе и к своему руководству.

Может, именно поэтому, столько лет работая с людскими пороками, порой далеко от родного дома, они сами становятся только крепче верой и характером. Иначе как баракатом это не назовёшь. Всех судьба привела разными путями на одну дорогу – дорогу просвещения людей.

Омарасхаб Маджалов, несмотря на свой молодой возраст, успел поработать в разных районах Дагестана, городах России, где очень мало мусульман, в разных посёлках. И везде с ним путешествует его семья, супруга и трое детей. В данный момент Омарасхаб работает председателем совета имамов Кизлярского района.

- Я родился в селении Кардиб Тляратинского района. Когда мне было шесть лет, родители переехали в Махачкалу, точнее, в посёлок Шамхал. После этого был трудный период, когда мама тяжело заболела, папа работал, а меня с моим братом – мы с ним двойняшки – родители были вынуждены отправить в школу-интернат. Нам было тогда по восемь лет.

 

- Вам было восемь, и вы ещё нуждались в маме, вы скучали по ней?

- Конечно. Я и сегодня скучаю по матери. Материнская любовь нужна нам в любом возрасте. Я уже сам отец троих детей и понимаю, как болит сердце родителей за нас. Каждый день я звоню отцу и матери. Если пропущу хоть один день, не позвоню, они уже спрашивают: «Что, родителей забыл?». У нас очень тёплые взаимоотношения.

Через пару лет, когда родители обустроились в Шамхале, и мама пошла на поправку, они забрали нас с братом из школы-интерната. Школу мы окончили уже в Шамхале. После окончания отец отправил меня учиться в правовую академию.

 

- А вы сами где хотели учиться?

- Хотел спортивную карьеру строить, у меня уже к тому времени были определённые достижения. Спорт мне был по душе. Нашим другом в то время был имам Шамхала, он звал нас на учёбу в медресе (филиал Дагестанского исламского университета). Я отвечал, что, пока молод, хочу заниматься спортом. «Когда постарею, буду седым, тогда и буду к тебе ходить», – говорил я имаму.

Мой тренер говорил, что у меня есть потенциал, что мне пора переезжать в город, заниматься на другом уровне, вкладывать в своё спортивное развитие средства, которых у меня на тот момент не было.

Отец у меня человек религиозный. С шести лет он обучил нас намазу. С тех пор мы не пропускали молитву и соблюдали пост. Он всегда нас наставлял, чтобы мы приносили людям пользу, чтобы никого не притесняли. Он часто говорил: «Ты проиграй, но сделай так, чтобы другой человек из-за тебя не страдал».

 

- Как вы попали на учёбу в медресе?

- Как-то в пятницу я пошёл на джума-намаз у нас в посёлке, а там напротив мечети медресе. Там учился мой односельчанин. Я зашёл к ним в медресе, мне стало интересно, чему они там обучаются, как у них проходит обучение.

Я начал расспрашивать его обо всём. Он мне рассказал, показал, как они учатся, как живут. Мне там понравилось, я подошёл к отцу и сказал ему: «Отец, я хочу учиться в медресе. Он спросил: «Ты где нашёл медресе? Я тебя в горы отправляю на воспитание, будешь чабаном работать несколько лет». Тогда я поговорил с имамом посёлка, попросил его переубедить отца. Он пришёл к нам в гости, сделал маслихат, и так я поступил в медресе.

Несколько лет я учился там на отлично, ни одной четвёрки даже не было, за отличную учёбу нас награждал Муфтий Ахмад Афанди. Потом меня отправили на практику. А до этого (мне ещё и 19 лет не было) я женился. И меня отправили на практику в Ростов. Через некоторое время я забрал туда жену. Вот так начал я работать имамом.

 

- А как вы в 19 лет, не имея опыта, начали работу?

- Там на месте старшие показывали, обучали. Вот сегодня я могу сказать: «Если мы будем делать работу, как нам говорят, нам будет очень легко». Если бы мне пришлось самому, безо всякой поддержки, что-то там делать, то это было бы тяжело, но мне всё подсказывали, и я выполнял работу так, как мне говорили делать. Около трёх лет работал там. Потом нас вернули сюда.

 

- Как семья там себя чувствовала?

- Жене было, конечно, некомфортно носить там хиджаб, люди оглядываются, смотрят. Я ей говорил: «Даават без дискомфорта разве бывает?» Супруга там преподавала девушкам, нашим сёстрам-мусульманкам. На самом деле там я получил большой жизненный урок.

 

- Какой?

- Мы должны быть благодарны Всевышнему Аллаху за то, что сегодня мы являемся мусульманами. Ведь есть столько людей, которым Аллах не дал это понять. Они живут просто ради того, чтобы жить. Нет у них ни смысла в жизни, ни цели, и не знают они, для чего жить.

А для нас смысл жизни – это вера и довольство Всевышнего. Сколько людей покидает этот мир, так и не поняв, для чего они были созданы? Ведь они не слышали азан пять раз в день, как мы. Там, к примеру, азан возглашают только на пятничный намаз. Мечеть там чаще всего – какое-то помещение, обустроенное под мечеть, которую посещают прихожане только для того, чтобы совершить пятничный намаз коллективно и разойтись по домам на целую неделю.

Вот так они живут. А здесь на каждом шагу мечеть. Там, если ты элементарно захотел есть – трудно найти халяльную еду, а здесь проголодался – и сразу найдёшь, где поесть.

Увидев иную жизнь, состояние других людей, я понял, насколько Всевышний Аллах нас полюбил, дал нам понимание и то место, где мы сейчас находимся. Вот это меня заставило очень сильно задуматься.

Мы здесь не понимаем, как тяжело тем, кто не может слышать азан каждый день, ходить в мечеть каждый день. И вот эта нехватка знаний, отсутствие достоверной информации становятся причиной того, что появляются разные течения и люди уходят туда. Там, к сожалению, много разных направлений.

 

- Вы сталкивались с ними?

- Да, беседовал и с ними. Объяснял тем, кто понимал. Но тем, кто не понимает, Всевышний ведь говорит: «Вы всего лишь причины, а Наставляющий – Я».

Бывали люди нейтрально настроенные – ни туда, ни сюда. Оттого, что у них нет правильной информации, и они слушали только радикально настроенных проповедников, они не могут сравнить полученную информацию с чем-то другим, а когда сидишь с ними, беседуешь, доказываешь, приводя доводы, тогда они уже задумываются, удивляются: «Вот как, оказывается, бывает».

А почему они попадали к радикально настроенным? Потому что другой информации они не получали. Когда слышишь только одного человека, невольно именно его начинаешь слушать. Когда объясняешь, рассказываешь, они сравнивают, они видят образ жизни проповедников, их благонравие. Красиво говорить многие могут, но красивый образ жизни могут вести не все. Они видят благой нрав проповедников, которые призывают к истинному Исламу, видят, что призывают уважать старших, и видят тех, других, которые призывают делать «джихад». И тогда понимают, что лучше жить красиво, ни с кем враждуя, ни с кем не воюя, улучшая свой нрав, если хочешь что-то улучшить. Были люди, которые ещё не окончательно ушли в радикальные течения, они приходили к нам, осознав истину.

Когда я впервые читал проповедь в Ростове, а проповедь была по вероубеждению – как верить в Аллаха, почему мы считаем, что у Аллаха нет рук и ног – один человек встал и сказал: «Я с тобой не согласен, у Аллаха есть руки!»

Вот с такой идеологией ребята были там. Это была моя первая проповедь, и до этого я на пятничных намазах в Дагестане никогда не видел, чтобы кто-то вставал, перебивал имама и начинал спорить с ним.

Я объяснил ему, как надо вести себя во время проповеди, и предложил спокойно обсудить этот вопрос потом, привести доводы, ссылки на книги и доказательства. После проповеди я ему ответил на те вопросы, которые он задал, и многие из тех, кто слушал нас, поняли, кто прав, а кто нет.

 

- А откуда вы черпали знания?

- Я обучался в медресе пять лет. К тому же у нас в Шамхале таких было много, и я знал, что они спросят в этот раз и в следующий раз. У них ведь всегда одни и те же вопросы и придирки.

Вот с такими людьми я сталкивался там. Были и те, кто за всю жизнь ни разу не молился, таких мы обучали намазу. Я таким говорил: «Если кто-то хочет обучиться намазу, я готов прийти к вам домой. Если ваши женщины хотят обучиться намазу, то моя жена научит их». Бывало, мы с супругой приходили к ним домой и обучали целую семью совершать намаз.

 

- Ваша супруга тоже обучалась исламским знаниям?

- Да, она окончила исламский вуз, училась на женском отделении ДИУ, которое тогда располагалось в Сепараторном посёлке. Я родителям тогда ещё сказал, что мне нужна такая жена, которая понимает мою работу, чтобы она не препятствовала моему даавату.

У некоторых из тех, кто работает в сфере просвещения, супруги не до конца понимают, что за работу выполняют их мужья. Они говорят: «Найди нормальную работу, я хочу жить, как все, вот у соседа машина есть, почему у нас нет и т. д.».

Мы должны смотреть, какой путь мы выбрали в жизни, и спутника нужно выбирать такого, который пойдёт с нами по нашему пути. И хвала Аллаху, где только я ни был на даавате – и на чужбине были, и среди немусульман, условия проживания были трудными – ни разу не получил я от супруги ни одного упрёка, не слышал, чтобы она сказала, что ей тяжело, возмутилась, что за жизнь такую мы ведём.

Напротив, она всегда говорила: «Куда ты, туда и я». Готова была пережить любые трудности, чтобы быть рядом с супругом. При любых трудностях она говорила: «По этому пути мы с тобой до конца идти будем, это путь Посланника Аллаха ». Когда такая помощь есть дома, это очень поддерживает в работе, помогает не сдаваться ни при каких трудностях.

 

- Вы работали в Ростове, в Шамхале, в Хушете, в Ленинкенте, супруга всё это время с вами переезжала?

- В основном да. Честно говоря, не люблю долго находиться без своей семьи, детей, люблю слышать их шум, смех.

В Кизлярском районе я служил в селении на 500 хозяйств. Там не было газа, воды, мы сами рубили дрова, носили воду, детей в тазике мыли. Тогда я сказал супруге: «И такое испытание нам Аллах послал, давай пройдём его, но если тебе тяжело, поезжай с детьми к моим родителям в Шамхал, там есть все удобства». Она ответила: «Нет, мы будем здесь, с тобой, если ты можешь жить в этих условиях, то и я смогу».

Обустроили мы там дом имама. Ремонт сделали вместе с джамаатом посёлка. Там живут прекрасные люди, любят гостей, они принимают любого гостя, как родного человека. Через некоторое время меня направили в другой посёлок, потом в следующий посёлок. Всё это время семья была со мной. Бывало, приезжаем жить в дом имама, а там просто голые стены, даже готовить еду не на чём. Первые несколько дней заказывали пиццу из города, потом опять всё обустраивали. Так жили и работали.

 

- А вы в своей практике с какими вопросами чаще всего сталкивались?

- Если честно, в нашем регионе участились разводы. В Ростове вопросы разводов не были самыми распространёнными, потому что там для начала надо было призвать их к заключению никаха, поскольку многие жили, даже не зная об этом, не заключая никах.

Но ещё большей проблемой является то, что после разводов мужья не обеспечивают своих детей. Вот развелись родители, и мужчина просто ушёл, оставив детей, забыв, что у него они есть, что он их должен обеспечивать.

Сколько женщин, которые остались с детьми на руках без кормильца, обращается в фонд «Инсан»… Вот это некрасиво, вот это не по-мужски. Где-то там живёт себе человек, который ушёл из семьи, и не думает о том, что едят его дети, что они носят.

Недавно к нам обратилась молодая женщина 25 лет: хочет развестись, муж ушёл 2-3 года назад, уже устроил свою личную жизнь, а ей развода не даёт, как говорит, специально, чтобы бывшая жена замуж не вышла. Мы звоним ему, спрашиваем, когда он в последний раз обувь или еду своему ребёнку покупал. Он отвечает, что не помнит.  А потом ей говорит: «Если не подашь на алименты, то дам тебе развод». То есть они даже по закону не хотят выполнять свои обязательства перед родными детьми.

И ещё одна большая беда – люди, у которых нет знаний, которые не обучались или мало знают, но рассуждают о серьезных исламских вопросах. Сколько книг открыто перед учёными, которые выносят фетвы, сколько книг они изучают, прежде чем дать ответ на один вопрос! И в то же время, например, простой парикмахер утверждает: «Вот это так, а это вот так, я знаю». Пусть парикмахер стрижёт, таксист занимается извозом, электрик – проводкой, домохозяйка – домом.  Пусть каждый занимается своим делом. Научные исламские вопросы оставьте алимам.

Как-то раз взрослый человек подходит ко мне и говорит: «Мой сын меня не слушается, что мне делать? Ему уже 50 лет, он пьёт и меня избивает, я по несколько дней на улице ночую, домой не возвращаюсь, пока он в себя не придёт. Что мне делать?»

Я спрашиваю у него: «Ты обучал его намазу, вере, тому, что Рай находится под ногами матерей?» Тот отвечает: «Нет. Ничему из религии не обучал его, сам время упустил».

 

- Какие у вас цели в вашем новом назначении?

- Цель в том, чтобы каждый житель муниципалитета, где я назначен имамом, стал более добрым к другому, чтобы каждый стал более благонравным. А чтобы они такими стали, мы должны работать. Мы можем даже кричать людям: «Будьте благонравнее», но если сами не будем делать то, чему учим, им очень тяжело будет воспринимать наши слова.

Когда я заключаю никах между молодыми, то делаю им назидание, даю советы на будущее, рассказываю, объясняю, как нужно вести себя в семейной жизни. Я и своим имамам говорю: «Не просто заключайте никах, а сразу же делайте им назидание, наставление».

И прихожанам говорю: «Пока вы не сказали слова развода, придите к имаму, поговорите, может, мы предотвратим самое ненавистное для Аллаха из дозволенного – развод». Родителям говорю: «Перед тем как выдавать дочерей замуж, женить сыновей, дайте им прочитать книгу о семейной жизни в Исламе – что муж должен делать, что жена должна делать».

А если мать говорит дочери: «Если твой муж себя так ведёт, приходи домой, двери нашего дома для тебя открыты», или отец говорит сыну: «Отправь её домой, девушек много, другую возьмём», – эти дети за брак свой держаться не будут.

Мы должны понимать, что семья – это и есть общество. Если семьи разваливаются, общество здоровым не будет. Семья — это готовность и мужа, и жены идти на уступки друг другу и делать всё для того, чтобы сохранить союз.

Был ещё такой случай. Молодая жена вызвала отца из другого города забрать её. Когда супруг этой женщины узнал, что тесть едет, он позвал меня и попросил: «Помоги, сделай маслихат». К тому времени, когда я пришёл, отец уже приехал.

Я спрашиваю у них: «Что не так?» Жена говорит: «Он мне сегодня на продукты денег не дал». Я спрашиваю у мужа: «Почему?» Тот отвечает: «У меня действительно нет денег». Я ему говорю: «Хоть в долг займи, но деньги ей дай». Жене говорю: «Один день поголодай, потерпи, прочитай о том, как жила дочь Пророка Фатима, как-то перетерпите этот момент».

В итоге примирили мы их, и они по сей день живут вместе, аль-х'амду ли-Лляh.

Мой совет всем семьям: воспитывайте своих детей в духе Ислама, обучайте их Исламу с раннего возраста, чем раньше мы начнём, тем больше пользы от них будет нашей религии, обществу, и их жизнь будет иметь смысл.

Беседовала Айша Тухаева

Самые интересные статьи «ИсламДага» читайте на нашем канале в Telegram.

Комментарии для сайта Cackle