«Я сюда пришёл ради довольства Аллаха»

18 Август 2021
3615

Наш цикл «Интервью с имамами» продолжает интервью с председателем совета имамов Гергебильского района Тажудином Абдулаевым.

Выросший в религиозной семье, он высоко ценит возможность приносить пользу мусульманам своей просветительской работой, быть на истинном пути, обучаться религиозным знаниям.

Адаб, правильно выстроенные взаимоотношения в семье, в рабочем коллективе, с подопечными – это то, чему учит нас Ислам, и чем раньше мы начнём ему обучаться, следовать его законам в каждом пункте, тем лучше наша непокорная душа – нафс – будет обучена столь ценному адабу (мусульманскому этикету), тем благонравнее мы будем во всех отношениях. Поэтому великая милость Всевышнего – воспитываться у религиозных родителей, и это то, чем каждый родитель должен наделить своих детей.

Родился Тажудин Абдулаев в селении Маали Гергебильского района. Гергебильский район славится прекрасным климатом и фруктами, в выращивании которых участвуют все от мала до велика.

Тажудин Абдулаев:

- У нас в районе выращивают абрикосы. С детства вместе с остальными я тоже занимался абрикосами и сейчас занимаюсь. У нас растут не только абрикосы, но и яблоки, персики и другие фрукты.

В Кикуни есть консервный завод, там производят высококачественные соки. У нас хороший климат, и народ очень хороший. Наше село расположено на солнечной стороне склона горы, в районе протекает речка.  Я как-то читал, что имам Шамиль отправлял раненых наибов лечиться в Гергебиль, потому что климат там целебный.

 

- Вы начали обучаться религиозным знаниям, ещё живя в родном селении?

- Да. Базовые религиозные знания я получил ещё в школьные годы.

 

- После школы вы поступили в ДИУ, в тот период у вас были мысли, кем вы будете по окончании университета?

- Нет, мыслей кем-то стать не было. Помню, когда мы учились в ДИУ, муаллим как-то нас спросил: «Для чего вы поступили сюда, ваша цель?» Кто-то сказал, что хочет стать алимом, кто-то – что хочет стать имамом.

С нами учился студент, который был чуть старше нас, он дал очень мудрый ответ: «Я сюда пришёл ради довольства Аллаха». Муаллим тогда сказал: «Вот ваша цель, мы сюда приходим ради довольства Аллаха, если нашим ‘ильму не будет доволен Всевышний, от нашего обучения не будет никакой пользы».

 

- В тот момент, когда отвечали другие студенты и до вас ещё не дошла очередь, вы думали о том, что ответите?

- Думал, хоть и был совсем молодым. Родители меня с детства учили, что я должен приносить пользу людям. Вот это было у меня в голове.

 

- Как отец объяснял вам эту концепцию – быть полезным людям?

- Он объяснял на своём примере и на примере других. Говорил, что по мере своих возможностей нужно помогать людям. К примеру, отец умел разделывать туши. Это очень нужный навык. Многие звали его делать эту работу. Он говорил: «Этим я могу помочь людям. Сосед у нас электрик, он тоже многим может помочь. А если ты изучишь религиозные науки, кого-то обучишь Корану, ответишь на какой-то религиозный вопрос, то от тебя будет ещё больше пользы». Вот таким образом он учил нас этой концепции.

 

- Вы обучали людей совершению намаза?

- Да, конечно, таких людей много. Когда я жил в селе, наш муаллим давал нам задание обучать младших намазу. Я учил родственников и после учёбы на практике – тоже, мы очень многим преподавали.

Один случай могу вспомнить – подошёл мужчина, уже взрослый, и говорит: «Раньше я стеснялся подойти – нашими имамами были взрослые люди, а ты совсем молодой, поэтому и подошёл. Проверь мой намаз, исправь ошибки и научи меня в совершенстве выполнять намаз, я всё исправлю, как ты скажешь». Он долго у меня обучался, старательно всё выполнял. В итоге он научился выполнять намаз без ошибок. Через несколько лет мы с ним встретились, и он сказал мне: «Помнишь, как ты обучил меня намазу, как мы исправляли все ошибки? После этого я уже сам начал исправлять ошибки тех, кто оказался рядом, если видел, что у них в намазе есть недочёты. Я насчитал сто таких человек».

Это, конечно, большая польза, которую он принёс не только себе, но и другим. Это знание, от которого есть польза для людей. Пророк говорил, что если человек передал знания, написал книгу, обучил чему-то, они до Судного дня будут приносить ему пользу.

 

- Какой предмет был у вас любимым, когда вы учились в Дагестанском исламском университете?

- В самом начале – грамматика, потому что и в школе грамматика русского языка мне давалась легко. Грамматика арабского языка – очень сложный предмет, но, проводя аналогию с русской грамматикой, я усваивал её легче. Мне нравился фикх, тасаввуф и другие предметы.

 

- Куда вас направили работать по окончании ДИУ?

- В Кизилюртовский район, в маленькое село на 70 хозяйств – Новый Гельбах. Туда меня направили сначала преподавать в медресе, а на месте попросили выполнять и функции имама в местной мечети, местные жители уже совершали пятничный намаз.

 

- С чего началась ваша работа?

- С преподавания. Сначала я набрал группу учеников из 25 мальчиков. Потом собрал группу из девочек, их было больше, чем мальчиков. Им преподавала уже моя жена, она тоже окончила ДИУ.

Поскольку в мечеть все ученики не вмещались, девочки обучались у нас дома, а мальчики –  в мечети. Те мутаалимы, которых я тогда обучал, сейчас учатся в исламских вузах, некоторые уже проходят практику.

В Новом Гельбахе я был имамом, муэдзином, муаллимом, распространителем газеты «Ас-Салам», но село маленькое, и это была несложная работа.

 

- А самая сложная работа какая была?

- Когда руководишь работой имамов, ответственности больше. Работая имамом в одном селе, ты отвечаешь только за джамаат этого села. А когда работаешь председателем совета имамов, то контролируешь работу имамов сёл и несёшь ответственность за джамааты всех сёл района. Даже если один имам в одном селе совершит ошибку, то это моё упущение.

 

- Чисто физически как это происходит, вы всех обзваниваете?

- Нет, я выезжаю в каждое село района. После утреннего намаза еду в определённое село, и весь день там работаю. На следующий день – в другое село, и так по всему району. Но это бывает в дни, более-менее свободные от другой работы, вот тогда и езжу по сёлам. На салаваты езжу в каждое село по очереди.

 

- С какими вопросами обращались к вам прихожане чаще всего, когда вы были имамом?

- Большинство прихожан обращаются с семейными вопросами: разводы, конфликты. Чаще приходят женщины.

 

- А чего они хотят – развода или сохранить семью?

- Сейчас уже чаще развода. И причина не в том, что он не обеспечивает, а в том, что времени семье не уделяет, нет внимания с мужской стороны, ответственности, они выезжают на заработки, оттуда ни копейки не отправляют семьям и сами в жизни семьи не участвуют. Таких случаев много. Жёнам нужно внимание, помощь мужская.

 

- Как вы решали такие вопросы?

- Конечно, выслушав только одну сторону, выводов не делал. Либо вызывал мужа, либо, если он далеко, звонил. Сейчас этими вопросами занимаются преимущественно районные имамы.

 

- Получается, все годы после окончания учёбы вы нигде не жили постоянно?

- Да. Девять лет назад я окончил ДИУ. Семь лет прожил в Кизилюрте, потом в селе, в доме имама. Сейчас мы живём в медресе, там есть жилое помещение для имама. В моём родном селе у меня есть дом, но мы там не живём, потому что работаем в другом населённом пункте.

 

- Супруга не возмущается кочевой жизни?

- Она тоже училась в исламском институте и понимает такой образ жизни, проблем с этим у нас нет. Если бы она не знала эту сферу, если бы говорила, что ей нужен нормальный дом, мебель, комфортные условия, то проблемы, скорее всего, были бы. Но она всё понимает. Она моя родственница, и родители – и её, и мои – всё понимают и поддерживают нас.

 

- Какая из работ была вам больше всего по душе?

- Преподавание.

Нравится в отделе просвещения, когда работаешь с молодёжью. Они ведь внимают, слушают, а вот когда взрослых призываешь, решаешь с ними какие-то вопросы, они спорят, не соглашаются, даже по простым земельным вопросам. Даже когда говоришь, что это харам, это халял, многие и тогда не принимают истину, спорят без остановки.

 

- На нынешнем месте работы какие задачи вы для себя поставили в рамках возложенных на вас обязанностей?

- Я провёл статистику учащихся начальных классов по школам в районе, оказалось, что большинство учащихся не ходят в медресе. То есть эти дети либо не совершают намаз, либо совершают неправильно, так как сами родители, которые их обучают намазу, чаще всего сами совершают намаз с ошибками. Это наше поле деятельности. Наша задача в том, чтобы все дети, которые ходят в школу, ходили и в медресе. Им необязательно учиться там и дальше, но обучиться хотя бы намазу они должны.

 

- Вот те дети, которые не ходят в медресе – кем их видят родители в будущем?

- Мы работаем с этими родителями. Имамы обзванивают их, посещают, спрашивают, они не говорят прямо, что не хотят, чтобы дети ходили в медресе, они говорят, что им сложно ходить и в школу, и в медресе, посещать кружки, секции, спортзал, но фактически эти дети сидят дома, в смартфонах.

Вот недавно узнали, что некий ребёнок не посещал медресе. Спрашиваем у родителей, они говорят, что он ходил, спрашиваем у муаллимов в медресе – не ходил. Оказывается, он ходил к соседскому мальчику в компьютерные игры играть. Родители не были в курсе, не следили за этим.

Когда речь идёт о школе, то родители всё контролируют, особенно в младших классах, но такое же отношение должно быть к учёбе ребёнка в медресе.

 

- Большинство из нас осознают и благодарны Всевышнему за то, что Он создал нас мусульманами, дал нам путь тариката. Скажите, а за что ещё вы благодарны Всевышнему?

- За то, что направил меня на этот путь – путь исламской работы. В девятом классе, помню, мы с отцом в очередной раз обсуждали моё обучение в исламском вузе, но на тот момент у меня поменялось мнение, и уже не было желания идти в исламский.

В тот период к нам в село приехали городские дети, и в школе я с ними тесно подружился. У них была другая жизнь, отличающаяся от той, что вели мы в селе. И вот, насмотревшись на них, я, хоть и ходил в медресе, сменил свои планы, мой настрой  потихоньку начал меняться. Но мой отец настоял на учёбе в ДИУ, и я очень благодарен ему за настойчивость.

Есть люди, которые, пройдя нелёгкий жизненный путь, совершив немало грехов, путём поисков, осознания или с чьей-то помощью находят этот истинный путь. Но у меня с детства это было –  религиозность, которой обучали меня родители.

За это я благодарен Аллаху – за то, что Он не дал мне встать на греховный путь. Сейчас смотрю на тех ребят, которые в школе подбивали меня не идти в исламский вуз: кто-то из них пьёт, кто-то курит. Некоторые всё твердят, что хотят начать соблюдать Ислам, но они уже не могут.

 

- В какой момент вы поняли, что вот эта учёба и эта среда – это то, что вам необходимо, что вы сами для себя это выбираете?

- На втором курсе. На первом – я только приехал из села, мне хотелось погулять по городу, посмотреть и вернуться к родителям, но я пересилил себя. А на втором курсе пришло осознание – чего я хочу, чем я занимаюсь, насколько это важно.

 

- Ваши пожелания мусульманам.

- Я много раз прослушал выступление Муфтия, в котором он говорит: «Я хочу, чтобы, если где-то совершается плохой проступок, люди говорили: "Дагестанец не мог этого сделать"». Это говорило бы о том, что у нашего народа хороший нрав. Хочется, чтобы все обладали таким нравом – по всей республике, её выходцы по всему миру.

Если наши земляки будут стараться улучшать свой нрав, то они смогут достичь многого. В основном этого и хотел бы всем пожелать – чтобы все мы улучшали свой нрав.

Беседовала Айша Тухаева

Самые интересные статьи «ИсламДага» читайте на нашем канале в Telegram.

Комментарии для сайта Cackle