При посещении Равзы я почувствовал сильную любовь к Пророку ﷺ

13 Август 2022
1545

Два долгих года мусульмане со всего мира с замиранием сердца ждали возможности посетить святые земли. Но вот наступил 2022 год, и то, что в 2020-м, казалось, уже никогда не сбудется, сбылось: мусульмане отправились в Мекку и Медину.

Дагестан, как и все предыдущие годы, лидирует по России по числу паломников. Среди них наши коллеги-журналисты с телеканала ННТ, которые поделились с корреспондентом ISLAMDAG.RU впечатлениями о своём первом в жизни хадже.

Ахмад Ибрагимов, коммерческий директор телеканала ННТ:

 

- Вы давно планировали поездку в хадж?

В 2020 году я собирался в хадж, сдал документы, внёс оплату и начал ждать. Я ожидал поездки, копил эмоции, слушал людей, которые рассказывали о хадже. Но обрушившаяся на весь мир пандемия отменила эти планы.

Один год прошёл, второй. На третий год ожидания я опять сдал документы и ждал, что мне позвонят, но заветного звонка всё не было и не было. Я думал, уже всё, не получится поехать.

Те, кто вместе со мной в год пандемии сдавали деньги и документы и не забрали их в 2022 году, были первыми в очереди на хадж, а я забрал и выбыл из этого списка. И вот в 2022 году я оказался в резерве.

Мои знакомые отбывают в хадж, я слышу, что улетели многие, а у меня – неизвестность. Я подходил, несколько раз спрашивал, мне отвечали – вы в резерве, ждите. Была сильная тоска. Я был рад за тех, кто летел в хадж, но о себе думал: «Неужели я такой плохой человек, что Всевышний меня не позовёт?» А потом сказали, что для меня есть место. Эта новость очень обрадовала меня. Аль-Х'амду ли-Лляh.

Только когда я уже сел в самолёт, ко мне пришло осознание, что я лечу в хадж, хотя были мысли, что где-то в Дубае меня развернут и отправят обратно. Спокойно выдохнул я только в Медине.

 

В Медине

Ещё на родине, когда выбирали путёвки, у меня была возможность выбрать опцию пребывания в Медине восемь дней. Но я тогда подумал: «Нет, мне это не подходит, поеду, как все», так как там нужно было менять группу, искать новую после долгого пребывания в Медине.

Но, когда я уже попал в Медину и осознал, что это за место, мне не захотелось его покидать. Мы находились там три-четыре дня, и когда уезжали, было сильное переживание, тоска, что никогда уже больше сюда не вернусь.

Моим руководителем оказался замечательный человек, доктор исламских наук Газимухаммад Абакаров. Мне с ним очень повезло, он с первых же минут настолько расположил меня к себе, что заменил в поездке старшего брата, отца, очень поддерживал во всём, помогал.

Был момент, когда он достучался до моего сердца. Когда я посещал в Медине мечеть, я ожидал что меня накроет шквал эмоций, слёзы, но ничего такого не происходило, и от этого было тяжело на сердце.

Я думал: «Вот я здесь нахожусь, осознаю, чья это могила, а слёз нет». Мой руководитель объяснил мне, что у нас сердца грязные, чёрствые, поэтому нам сложно достучаться до своих сердец.

Он рассказывал о Пророке ﷺ, о том, что он будет делать шафаат (заступничество) за нас. Раз за разом сердце оттаивало. И я не сдавался, посещал могилу Пророка ﷺ каждый день.

 

- Вы каждый день саму Равзу посещали?

- Нет, Равзу я посетил только один раз. Я много молился в том коридоре, который ведёт к Равзе, делал дуа, вспоминал жизнеописание Пророка ﷺ. Каждый раз, когда я посещал могилу Пророка ﷺ, в сердце просыпалось всё больше чувств к нему. На каждом намазе я просил, чтобы Аллах усилил в моём сердце любовь к Пророку ﷺ. И когда нам сказали, что завтра мы покидаем Медину, вот тогда меня захлестнули эмоции и слёзы. Мне захотелось остаться там.

Нам очень повезло, первый день приезда в Медину был пятницей, день Арафа – пятницей, и покидали Мекку мы тоже в пятницу.

В Мекке

Когда мы делали таваф, руководитель предупредил, что нельзя отворачивать плечо от Каабы. И вот во время приветственного тавафа я рядом с ним выполняю обряд и слежу, чтобы никто не повернул плечо. У него в руках была книга, он читал дуа, мы говорили «Амин». В этот момент я посмотрел на него, у него текли слёзы, как у ребёнка. В тот момент я обратился к самому себе с некоторой досадой: «Почему я этого не чувствую?»

После тавафа я спросил у него, почему я не испытываю таких острых эмоций, и он сказал: «Вот в этом месте просите у Аллаха искренности, это большое счастье, что вы делаете такое дуа за себя здесь», – добавил он.

После этих слов я до сих пор наблюдаю за собой, достаточно ли искренне молюсь. В совершении намаза стараюсь замечать, не отвлечены ли мои мысли и действия. То есть, если раньше не было этой осознанности, то сейчас многое наполняется новыми смыслами. Надеюсь, что это ощущение со мной надолго.

 

Курбан Рагимов, спортивный корреспондент телеканала ННТ:

 

- Новость о том, что вы летите в хадж 2022, была для вас неожиданной?

- В 2020 году я с друзьями собирался в умру (малый хадж). Нам даже выдали сумки паломников. А за четыре дня до вылета объявили о пандемии. Мы думали, что она не дойдёт до нас, что мы успеем вылететь, но этого не произошло.

Оплату за умру я так и оставил на год в компании хадж-оператора, всё ещё надеялся, что полечу. С того года я после намазов просил Аллаха о том, чтобы у меня получилось попасть на святые земли.

В 2022 году поездки на святые земли возобновились, и я снова начал планировать умру. Договорился с друзьями, мы подали документы, и вот объявили спецоперацию, и опять надежда оборвалась. Я тогда думал: «Сколько людей со всего мира, совершенно разных, летят в хадж, а передо мной никак не открывается дорога».

 

- В итоге ты отправился в хадж, а не в умру?

- Меня попросили освещать хадж 2022 года в качестве корреспондента от телеканала ННТ. И, хотя мне очень не хотелось совмещать работу с совершением обрядов хаджа, я не смог отказаться. И не пожалел.

Мне повезло, рядом со мной был мой коллега Рашид Гаджиев, он опытный монтажёр и оператор, поэтому мы работали чётко, слаженно, и больших сложностей я не испытывал. К тому же он уже несколько раз бывал в хадже, хорошо знает все обряды, на месте это оказалось хорошим подспорьем.

 

- Читал книгу о хадже перед поездкой?

- В общих чертах ознакомился. Я больше выстраивал план работ, съёмок. Но рядом было много людей, которые объясняли каждый этап, каждый шаг, там был руководитель рейса.

 

- Можешь вспомнить свои первые впечатления, когда вы прибыли в Медину?

- В этот момент Рашид всё снимал на камеру. Мы приехали ко времени утреннего намаза. Вышли из автобуса. И я вижу этот поток людей, все направляются к мечети Пророка ﷺ. У меня просто мурашки были, ноги онемели. На мне были «кроксы», надел специально, чтобы удобнее было ходить, я вышел и, помню, подумал: «Это тапочки такими мягкими вдруг стали или ноги – ватными?» Была какая-то эйфория, ощущение, будто я в сказке. Видишь эту грандиозность, и дух захватывает.

Я очень надеялся, что проведу в Медине хотя бы шесть дней, но получилось меньше. Люди рассказывали, что в Медине испытываешь полное умиротворение, но я не понимал этого, пока сам не попал туда. Там я испытал этот уют и покой.

Когда мы фотографировались на фоне зонтиков, к нам подошли парни из Камеруна. Мы так удивились, что они подошли и попросили с нами сфотографироваться. Мы тоже их пофоткали. И тут я обратил внимание на телефоны, которыми они фотографировали. Это были старые кнопочные аппараты, которых у нас уже давно ни у кого нет, на экране еле было видно изображение.

Афганские паломники удивили. Они выглядели, как люди, повидавшие тяжёлые времена, но при этом очень добрые.

Там были потерявшиеся паломники, я пытался им помочь. Говорю одному: «У тебя есть телефон», он показывает – нет, телефона нет. То есть эти люди не имеют телефона, но всю свою жизнь копят на хадж и попадают на святые земли один раз в жизни.

Это зависит не только от финансовых возможностей человека – в некоторых странах строгие квоты. Человек только один раз за всю свою жизнь может поехать в хадж. Вот тут я понял, как усердно нам надо делать шукру Аллаху за то, что мы имеем.

- А когда вы приехали в Мекку, какой была встреча с городом?

- Мы, конечно же, опоздали, потому что снимали в дороге, наша группа нас ждала. Потом мы отправились на приветственный таваф. Помню, я старался, чтобы меня не повернули, потому что нас предупредили, что нельзя отворачивать плечо от Каабы.

И вот эта всеобъемлющая доброта друг к другу во время хаджа удивительна. Каждый раз мы стараемся не задеть другого паломника, все друг другу улыбаются. Если кто-то на кого-то пристально смотрит, это вызывает не агрессию, а только улыбку. Или в очереди в магазине – все друг друга понимают, неважно, на каком языке говорят. Это единство было поразительным. Посещали мысли: «Почему нельзя всегда так?»

Мне было так удивительно, что поклонение, намаз, к примеру, совершаешь в полном объёме, никуда не торопясь, по максимуму произнося все молитвы и тасбихи. Это удивительное ощущение покоя – никуда не нужно торопиться и намаз можно совершить очень сосредоточенно.

 

- Вы брали интервью у паломников во всех пунктах пребывания?

- В общей сложности мы взяли около сотни интервью, и каждое начиналось словами: «Это непередаваемые ощущения, непередаваемые эмоции». Ну, потом, конечно, они рассказывали подробнее. Люди постарше были более откровенны. Они плакали, как только делали первый шаг на святых землях.

 

- Уезжать было трудно?

- Осознание, что хочется остаться там, пришло уже здесь, дома. Мне бы очень хотелось вернуться в Медину. Я постараюсь воспользоваться любой возможностью, чтобы попасть в Медину и провести там уже восемь дней. (улыбается)

 

Султан Трамов, директор телеканала ННТ:

 

- В 2019 году я собирался в хадж. Незадолго до времени вылета появилась причина, скорее, псевдопричина, из-за которой я отменил поездку. Меня все убеждали: «Езжай, у тебя есть все возможности, не откладывай, потом может уже не получиться».

Я удивлялся: «Да ладно, что может случиться?», и всё-таки отложил поездку на следующий год. Дело в том, что тогда у меня был некий страх, поскольку слышал, что хадж — это сложно, это трудно, нужно быть готовым.

И вот на весь мир обрушилась пандемия. Я тогда подумал: «Ну вот, у меня есть средства, но нет возможности отправиться в хадж. Всё, я уже вряд ли смогу совершить хадж, это мне наказание за то, что тогда не поехал». Эти два года я так переживал – просто описать не могу, как сильно.

 

- Вам повезло, Вы попали в хадж как раз в том году, когда получается большой хадж?

- Да, мне повезло. Но это был хороший урок мне – ни в коем случае нельзя откладывать ничего из того, что связано с Исламом, с хорошим делом.

 

- Готовились? Читали?

- Я прочёл только брошюру, но даже это заставило меня напрячься из-за того, что столько всего надо прочитать. Но знаете, что я понял: хадж можно совершить, не произнеся ни слова. Даже если ты не можешь совершить таваф и са‘ъю, можно заплатить, и тебя час будут катать на коляске, ты будешь лежать под кондёром в палатке, и всё у тебя будет, ты в любом случае совершишь эти обряды.

Паломники прежних лет рассказывали мне, что раньше всё, что было в долине Мина – это тень от автобуса. И когда паломники этого года высказывали недовольство, паломники прошлых лет удивлялись: «Они приехали в хадж или на отдых?»

 

- Впечатления от Медины?

- Я помню, что мне говорили, какая там невкусная еда, какие неудобства в пути, и всё время ждал этого. Прошло время, прежде чем я смог сделать собственные выводы. Мой совет: если кто-то рассказывает вам о хадже, не ждите анонсируемых неудобств, просто езжайте в хадж и знайте, что там всё шикарно.

- На Равзе удалось побывать?

- Сколько раз у меня появлялась возможность, столько раз я и посетил её. Обычно после совершения двухракаатного намаза людей выводят оттуда, но нам удавалось сидеть там часами. Не испытываешь никакого дискомфорта, спина не болит, ноги не затекают – всё от энергетики этого места.

Мне очень понравилось ходить в ихраме. У меня повышенное чувство справедливости, я наслаждался этим ощущением всеобщего равенства. Когда мы переоделись в свои одежды, уже было что-то не то. Нужно наслаждаться состоянием ихрама – это состояние, когда тебя ничего не отключает.

Медина — это подготовка, как будто проверка для тебя, всё ненужное отсекается. Возле Каабы я всё время старался делать таваф в первой линии, поближе к ней. Там было солидное ограждение, потрогать Каабу нельзя. Максимум – ты протягиваешь охраннику коврик, и он дотронется им до Каабы.

 

- Ваш совет будущим паломникам?

- Я хочу посоветовать тем, кто думает, что это сложно, и откладывает хадж: не думайте, не откладывайте. Я, ин шаа-Ллаh, в следующем году тоже полечу, все вместе полетим, и ни у кого не возникнет проблем с хаджем. (смеётся)

Беседовала Айша Тухаева

Самые интересные статьи «ИсламДага» читайте на нашем канале в Telegram.